Занимательная бриология, или «Мох» едет в Минск

«Мох» выпустил новый альбом «5». Создатель проекта Антон Кривуля рассказывает о записи пластинки. Увидеть все воочию можно 17 ноября в минском «Доме Фишера».

Проект «Мох» и музыка, которую делает его единственный участник — Антон Кривуля, по совместительству Стереочувак и идеолог психотворческого движения «Солнцецветы», — экспансия во внутреннее пространство человека необъяснимых, нанизанных друг на друга звуков с разной текстурой и фактурой. Не покидает ощущение, что это трансляция прямиком из музыкальной радиостанции параллельной вселенной.

Попытки осмыслить и классифицировать наркотически вязкую музыку, которую делает Кривуля, выглядят блекло. Это всегда поиск нужной категории или привязки к музыкальному тренду — например, чиллвейву, shoegazing* или hypnagogic pop. Если истоки и первоначальные отсылки «Мха» ещё может получиться выявить, то весь остальной онтогенез имеет дело с диффузией, происходящей с каждым отдельным слушателем.

Этой осенью у группы вышел новый альбом «5». Какими технологическими ухищрениями пользуется демиург «Мха» и какие истории стоят за всеми примочками:

Антон Кривуля:

— Альбом записан по крайне примитивной технологии. Я сделал его в ходе вынужденного отпуска за свой счет летом 2012 года. Записывался он скорее случайно, от переполненности бездельем, между сном ночным и полуденным, между просмотром одного фильма Хироси Тэсигахары** и другого его же авторства.

Весь процесс занял один месяц. Можно сказать, что он записался сам. Технология может быть интересна с точки зрения быстроты процесса звукозаписи. Ведь обычно альбомы делаются годами. Я, в свою очередь, просто использую то, что у меня есть под рукой в данный момент. Долго сводить записанную потреково фонограмму у меня нет времени, поэтому я записываюсь сразу на два канала на аудиокассету. Таким образом ни о какой отделке звука, плагинах и продакшне речи нет.

Примочки. Голосовой процессор может исправлять неточности интонирования и может добавить отстроенные копии голоса, я добавляю дуодециму вверх и кварту вниз. Два дилэя — это главное. Тот, что посередине, годится для записи фрагмента музыки для шумовой подкладки, второй — Ibanez, это чудесный девайс, он может заводиться и визжать. Именно он делает дикий звук на альбомах «Волшебной Одноклеточной Музыки». Когда я приехал в Москву, то, взяв на работе аванс, сразу купил прекрасные ботинки и микшер, чтобы помещался в чемодан. На картинке кроме него изображены мой старый ламповый преамп и микрофон, у которого во время записи песни «Суперпаша» сломался держатель. Очень плохо, теперь мне пришлось примотать микрофон к стойке скотчем.

Casio. Новый альбом записан этой штукой. Она поломана — трещит и вырубается. Моночувак собирался синтезатор выкинуть, ему было лень дойти до помойки, и он отдал его мне.

Этот Kenwood я купил пару лет назад в Минске в подземном переходе на улице Якуба Коласа. Там торговали купленным через e-bay подержанным аппаратом. Я собирался использовать его для оцифровки солнцецветовских концертов из коробки, которую Саша Гелих потерял у себя под кроватью. Она пролежала там лет десять, пока он случайно на нее не наткнулся. Потом у меня сломался компьютер, и я начал записывать музыку на этот магнитофон. «Миллиард Ж.П.» и этот альбом записаны на него.
Roland 555. На него я записывал куски с кассет, потом писал сверху голос и синтезатор обратно на кассету. Сэмплер тоже достался мне от Моночувака. Точнее, мне дал погонять друг Моно Антон, а потом он мне его отдал насовсем».

В октябре был презентован концертный фильм «Мох», сконструированный из выступления Стереочувака в питерском клубе Da-Da 17 октября 2012 года и концертной видеоинсталляции.


* Shoegazing считается разновидностью альтернативного британского рока, расцвет популярности которого пришелся на 1990-е. Его подвижники считались невероятно интровертными типами, поэтому само название и пошло от «gaze at shoes», что переводится как «пялиться на носки туфель».

** Хироси Тэсигахара — японский режиссёр, наиболее известен своим фильмом «Женщина в песках», который был продуктом коллаборации с Кобо Абэ. Также делал документальные фильмы о ключевых элементах традиционного японского искусства. В последние годы жизни сам обратился к нему: открыл гончарную мастерскую, создал новый жанр в икебане и ставил оперы, завязанные на мифологических сюжетах.

Источник: Дарина Обухова (KYKY.ORG)

Группы: Мох

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com