6

Евгений Гудзь: «Я бы хотел сделать совместную песню с „Крамбамбулей“»

На фестивале Sziget корреспонденты Ultra-Music побывали на пресс-конференции лидера группы Gogol Bordello Евгения Гудзя.

Выступление gypsy-панков едва закончилось, а возле вагончика для пресс-конференций в ожидании фронтмена уже толпились представители прессы с огромными фотокамерами и диктофонами. И Гудзь не заставил себя долго ждать. Едва обсохнув от красного вина, обливанием которым сопровождались последние десять минут выступления, Евгений вошёл в уютно обустроенный зал и плюхнулся на диван с двумя бокалами белого вина в руках и кованой эмблемой Gogol Bordello в виде рогатки на груди.

— Евгений, в чём смысл жизни?

Смысл жизни прост — это радость бытия.

— Как важны для вас путешествия по миру?

Я предполагаю, что путешествия по моим маршрутам не всем понравятся, потому что в некоторых местах могут просто убить. Мировой прогресс складывается таким образом, что стало трудно понимать происходящее, не увидев его своими глазами. Вся информация фильтруется. Многие думают, что у нас есть интернет, и мы знаем правду. Но это ещё одна иллюзия, так как интернет сейчас тоже сильно фильтруется. Я понял, что самый лучший и надёжный способ получения информации — это наши собственные глаза, если, конечно, ты им веришь. Я верю своим глазам, и для меня этот способ работает.

— Как вы себя ощущаете, выступая на фестивале Sziget?

Sziget — один из моих самых любимых фестивалей в Европе. Здесь мы всегда отлично проводим время. Я чувствую, как организаторы этого фестиваля, будто с колеса обозрения,  хотят продемонстрировать значение Венгрии, Румынии, Украины и других восточно-европейских стран в мировой культуре.

В декабре мы выступали в Румынии, и я перед концертом ставил диск с любимыми песнями, среди которых были румынские цыганские группы. И некоторые люди встали и начали кричать: «Смерть цыганам!» А затем они тепло приняли наше выступление. На следующий день в одной газете вышел обзор очень крутой девушки, которая была на этом шоу. Она написала: «Румынская публика  чертовски глупа. Люди припёрлись на концерт, наверное, полагая, что название „gypsy-панк“ означает „нет gypsy-панк“».

Двойные стандарты очень глубоко вошли в повседневную жизнь. Если вы пройдёте по улицам Бухареста, вы увидите лишь афиши Hungarian Gypsy Orchestra, Gypsy Kings, Fanfare Ciocarlia и чёртовых Gogol Bordello. Конечно, люди, которые разбираются в искусстве, делают специальные зоны для любителей такой музыки, например, как здесь, на Sziget. Здесь построена отдельная «Roma Stage». За это организаторам большое спасибо.

— Вы жили в Италии, как итальянский образ жизни повлиял на вашу жизнь и вашу музыку?

Италия стала моим первым опытом жизни на Западе. Это страна, которую можно или любить, или ненавидеть. Я её люблю. Она похожу на другую мою любимую страну — Бразилию.  В Бразилии и Италии культура ориентирована на позитив. В США, Канаде, Британии и Скандинавии ничего не знают о позитивно ориентированной культуре, там живут более прагматичные люди.

— Вы неплохо справились с ролью в фильме «И всё озарилось». Что было для вас самым трудным в съёмочном процессе? И есть ли у вас желание сняться ещё в каком-нибудь фильме?

Да, я бы хотел сняться ещё. Но актёрство это не тот процесс, который можно контролировать с точки зрения актёра. Всё происходящее в мире кино случается очень быстро. Я не могу сказать, о чем буду думать, и что меня будет заботить завтра. «И всё озарилось» — это был второй фильм, снятый 2 года, за ним последовал «Грязь и мудрость». Это очень хороший темп для меня — один фильм в 2–3 года. А самое трудное в съёмочном процессе — вставать в 6 утра.

— На Youtube как-то появился видео ролик, где вы поёте песню белорусской группы «Крамбамбуля» «Продай гитару, купи коня». И в Беларуси сразу поползли слухи, что вы собираетесь сделать какой-то совместный проект с «Крамбамбулей». Музыканты «Крамбамбули» говорят, что они не против.

Пусть пришлют мне сообщение (смеётся). Я бы хотел сделать совместную песню с «Крамбамбулей», почему нет. В России и в бывшем Советском Союзе зародилась этническая сцена, которая теперь переросла в gypsy-панк, этно-рок-группы или в коллективы вроде Горана Бреговича. Если собрать все эти группы воедино, они представляют собой уникальный культурный феномен. Сейчас в крупных мировых столицах  пытаются делать проекты в стиле балканщины и gypsy-панк. Но настоящие группы — это такие как «Крамбамбуля» из Беларуси — одного из богом забытых мест. Когда я пытаюсь проследить корни этно-панка, я понимаю, что он пришёл не из Москвы и не из Санкт-Петербурга. Он пришёл из Беларуси, Украины, Туркменистана и других республик, где ничего не происходит. Они сохранили свои этнические корни и смешали их с Doors, Rolling Stones и Sex Pistols по радиоволнам. Это делает их музыку очень мощной.

В Венгрии, в 70-80-х, было много групп, играющих этно-рок, сейчас стало много металла, я не знаю, что произошло. Все эти группы: «Крамбамбуля», «Воплі Відоплясова», «Брати Гадюкіни» — это восточноевропейские Mano Negra. И Gogol Bordello зарождались в этой школе.

Автор: Евгений Карпов / Ultra-Music

Фото: Валентин Хасеневич

Группы: Крамбамбуля, Gogol Bordello

Темы: Sziget

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]