3

Илья Черепко-Самохвалов: «В следующей жизни я хотел бы быть червём»

Я готовилась к встрече с Ильей Черепко-Самохваловым так, будто мне предстояло два часа сражаться с осьминогом-убийцей. Из многочисленных его интервью нарисовался образ человека-скальпеля, легко вскрывающего своим мозгом белые брюшки бедных журналисток.

На деле страшный и ужасный оказался скромным восьмиклассником, который не гнушается поцеловать в стекло рыбку-попугая, а часы досуга проводит валяясь на матрасе с котом. Но чтобы выяснить это, нам пришлось заманить главного Пристрастного в Минский центр океанографии и вспомнить детство: то время, когда он мечтал стать ихтиологом.

— Я хотел быть ихтиологом, потому что, сколько я себя помню, испытывал маниакальную страсть к акулам. Я просто не знал, как называется специалист, который занимается конкретно изучением акул. Сначала я хотел быть океанографом, но потом понял, что там очень много вещей, не связанных собственно с зоологией: рельеф морского дна, то-сё, плюс география. А мне нужна была именно акула.

Её-то мы и встретили первым делом, когда спустились ниже уровня асфальта — в подвал центра. Илья тут же прилип к аквариуму, пытаясь почесать «милаху» под жабрами.

— Я уже такое проделывал в московском зоопарке с коброй. У нас не произошло взаимопонимания — она меня клюнула.
Чувствую подъём духа. Акула же прекрасна. У неё чешуя состоит из маленьких зубцов, так что, если провести против «шерсти», можно очень сильно пораниться. Я читал книгу «Тени в море», зачитал ее до такой степени, что половины страниц не было.

Выяснилось, что большую часть своего свободного времени Илья проводит поплёвывая в потолок, прогоняя тексты будущих хитов в голове (которые он, кстати, никогда не записывает) и подбрасывая корм в аквариумы, миски и коробочки. Дома у Черепко целый зверинец.

— Моя жена — организатор живого уголка у нас дома. Сейчас в него входят рыбки, котик и черепаха. Но вообще у нас всякого барахла было. Мадагаскарские тараканы, сверчки, собака, черепахи. Вот обезьяны не было только.

Мы продолжали экскурсию. Мимо проплывали стаи золотых рыбок, ковёр с Че Геварой и игуана. Приближались пираньи.

— За полчаса большой стаей они съедают целого быка. То же самое они сделают с человеком за 10 минут, — невозмутимо рассказывала нам девушка-экскурсовод. — У них есть особенность — при очень громких звуках они могут упасть в обморок.

— А вы можете продемонстрировать?

На горизонте показались рыбки-остронотусы — особая история в жизни Ильи. — Я нечаянно сварил одного. У нас зимой лопнул аквариум и весь вытек, и нам пришлось пересадить остронотуса в банку. Так как дело было зимой, нужно было воду все время подогревать. Кипятильник мы туда совали… Забыли его вытащить, просыпаемся — рыба кверху пузом, вода кипит. Ужас!

На этой радостной ноте решили вспомнить детство, которое, как признает Илья, по всем признакам у него до сих пор не закончилось:

— Я прошлым летом участвовал в съёмках фильма, и меня режиссёр взял на слабо. Я там ползал на крыше с каскадёрами. Он мне и говорит: «Нужно, чтобы ты пробежал по крыше вдоль горки». А крыша покатая, этажей семь. Бортик ржавый и маленький. И в это время пошёл дождь. Стало скользко. Было очень стрёмно. Мы с одним каскадёром прямо покатились вниз по крыше. Я поранил руку, схватился за желоба какие-то острые, а он упёрся ногами в борт. Режиссёр мне потом сказал, что я героическая личность.

Спрашиваю, каково Черепко сниматься в российских сериалах:

— Я отношусь к съёмкам в сериалах как к порноиндустрии. Я ещё не снимался, по-моему, ни в одном более-менее достойном фильме. Но поскольку мне предлагают сниматься в сериалах, я с удовольствием соглашаюсь, потому что это способ заработать деньги, и я по ходу дела никого не обманываю, всё равно меня в них почти никто не видит.

Облазав весь центр до последнего меченосца, Илья пришёл в блаженное состояние духа и принялся философствовать:

— Рыба всё знает, она между жизнью и смертью ходит, если верить Андрею Платонову. У меня же тоже пустые глаза. Если я очки сниму, вы увидите, что мы с рыбами немногим отличаемся. Я хочу сказать, что в следующей жизни я буду непременно жить в аквариуме в центре океанографии. В худшем случае я хотел бы быть крабом. Нет, я буду, пожалуй, морским червём. Почему? Ну, должен же меня господь вознаградить за мои мучения. А тут вообще не мучаешься — мозга нет, души нет. Отлично, полное слияние со Вселенной.

Тем самым Илья будто говорит нам: берегите червей, друзья. Быть может, один из них в прошлой жизни писал неплохие стихи!


Фоторепортаж из Минского центра океанографии.


11 марта 2012 года группа Ильи Черепко-Самохвалова «Петля Пристрастия» примет участие в церемонии награждения Ultra-Music Awards 2011 в клубе Re:Public.

Источник: пресс-релиз

Фото: Анастасия Шилина

Группы: Илья Черепко-Самохвалов

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]