Богдан Берёзкин: «В колокольном звоне нет мелодии»

Накануне Пасхи корреспондент Ultra-Music встретился с директором школы звонарей Богданом Владимировичем Берёзкиным, чтобы поговорить об уникальном музыкальном явлении — колокольном звоне.

Мы встречаемся с Богданом Владимировичем у Храма-памятника в честь Всех Святых и в память безвинно убиенных. В колокольне храма проходит репетиция Реквиема жертвам теракта в минском метро. Вместе с директором мы поднимаемся к звонарям — «почувствовать то, что невозможно описать словами».

— А мы не оглохнем? — беспокоится фотограф, перешагивая через деревянные перекладины и подсвечивая дорогу телефоном. Внутри храм не достроен: леса, побелка, пыль, доски и темные лестницы.
— Я же за двенадцать лет не оглох! — смеётся Берёзкин. — Оглохнуть можно разве что от маленьких колоколов, от больших — никогда…

«Есть колокольный класс для всех желающих»

Школа звонарей образована в 2000 году. Раньше, в советское время, колокольный звон был запрещён. Централизованное возрождение колокольного звона в Беларуси началось в 1988-м году, когда праздновалось тысячелетие крещения Руси.

— Мы занимаемся подготовкой звонарей для приходов, храмов, монастырей Минской епархии, — рассказывает Богдан Владимирович. — Однако, если посмотреть архив школы, у нас учились ребята со всей Беларуси и с ближнего зарубежья: из России, из Украины, из Прибалтики. Слава Богу, это востребовано. Хорошо, когда в храме появляется свой голос.

— Проводится какой-нибудь отбор желающих?

— В требованиях сказано: принимаются все желающие по рекомендации приходов и монастырей и благословению правящего архиерея. Это самый важный критерий отбора. Если человек приходит учиться, это значит, что в храме нужен колокольный звон. Важно, чтобы человек отучился, а потом у себя на приходе звонил.

— Т.е. приходят по рекомендации?

— Да.

— Человек «со стороны» может учиться?

— Может. Но это церковное учебное заведение, поэтому есть требование. В детской музыкальной школе № 9 есть колокольный класс для всех желающих, — улыбается. —Перед началом обучения проводится собеседование, на котором оговариваются все детали, после чего люди сами понимают, смогут ли они учиться в школе звонарей.

«На колоколах играют даже после консерватории»

— Что изучают звонари?

— Всё! — смеётся Богдан Владимирович. — В первую очередь, практику колокольного звона, историю и теорию колокольного звона, основы теории музыки… С музыкальным образованием в целом 30% обучающихся. Есть наборы, в которых с музыкальным образованием никого нет, а есть наборы, где люди после музыкальных школ, бывают даже после консерватории…
Также изучают ряд теологических предметов, которые помогают разобраться в церковном богослужении: церковнославянский язык, устав богослужения, историю русской Церкви и священную историю.

— Неужели в Беларуси больше нигде не учат на звонарей?

— Есть в других епархиях звонарские курсы, но они другого формата. У нас это систематизированное образование, занятия проходят в течение четырёх месяцев. Принцип музыкальной школы. Два раза в неделю занятия с педагогом, остальное время для самоподготовки. Общая нагрузка в неделю — пятнадцать часов. Ребята могут прийти в любое свободное от работы время и позаниматься в учебном классе. Там стоит магнитофон, можно послушать диски с записями других звонарей.

— Учащиеся выступают где-нибудь?

— Да, на постсоветском пространстве довольно много конкурсов и фестивалей звонарей. Скоро поедем на Международный фестиваль-конкурс в Польшу. Там в прошлом году наши ребята выступали, первое место заняли.

«Самая старшая учащаяся — женщина 62-ух лет»

— Иди в звонари! — неожиданно заявляет мне фотограф.

— Мне уже поздно! — с ужасом смотрю я вниз с колокольни.

— Не поздно! — переубеждает директор. — Раздаётся однажды телефонный звонок и мужской голос спрашивает: «Извините, пожалуйста, я очень старый, наверное, для обучения?… Мне 45 лет…» «Приходи, приходите!» — говорю я. Пришёл он и увидел, что есть ещё старше, и сказал: «Так я ж совсем молодой!»

— Какой в среднем возраст учеников?

— От восемнадцати до бесконечности! Самая старшая учащаяся — женщина 62-ух лет.

— Мне говорили, что эта бабулька всех сделала в конце! — вмешивается один из звонарей. — У молодых не было столько времени, чтобы репетировать!

— Нет-нет! «Бабульке», которая всех сделала, было лет за 50, наверное. Да и какая бабулька? У неё была необычная история. Она некоторое время находилась в коме. Затем попала под сокращение. Женщина сразу же призналась: иногда есть трудности с запоминанием. Но она занималась с завидным усердием, приходила каждый день: «Мои два часа!» Народ собирается, смотрит на неё… «Я ещё не позанималась!» Тяжеловато ей было. А потом говорю: «Давайте ещё позанимаетесь набор один, бесплатно…» В следующем наборе она была лучшей!
У неё была идея. Возле её дачи стоял храм, в нём не было колокола-благовестника. Отучилась, с благословения взяла скарбонку, за короткое время с Божией помощью насобирала на колокол весом 85 кг. Купили для храма: «Теперь полноценный звон!»

— Где занимаются учащиеся?

— Вот наша учебная звонница, — показывает Богдан Владимирович небольшое деревянное сооружение, на котором висят колокола. — Она обычно стоит в классе нашей школы — в приходе иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Мы часто выезжаем, т.к. в некоторых храмах нет колоколов… А звонница эта достаточно мобильная. Можно смело сказать: такая передвижная звонница в Беларуси одна! Мы с ней объехали всю Беларусь, за границу выезжали, в Россию, Украину. В прошлом году приняли участие в Баховском фестивале в Германии.

«В основе православного звона лежит ритм»

— Комплекс, где мы сейчас находимся, — Храм-памятник в честь Всех Святых и в память безвинно убиенных во Отечестве нашем. Колокола (три больших колокола — прим. UM) подвешены были в 2005-м году. Центральный колокол — самый большой в стране, он весит пять тонн – его подарил Александр Лукашенко. Второй колокол — чуть меньше, весом три тоны — дар Патриарха Алексия II, полуторатонный — дар Митрополита Минского и Слуцкого. Пока здесь три колокола, но когда будет закончено строительство, на этой колокольне появится полная звонница.

— Сколько колоколов в полной звоннице?

— Как решит настоятель. По логике, здесь не хватает колоколов двенадцать-четырнадцать.

— А как колокола называются?

— Колокола делятся на три группы. Самые большие — благовестники, басовые колокола. Средние — подзвонные или альтовые. Маленькие — зазвонные. Большие колокола задают темп, средние выполняют гармонические функции — дают аккордовость, объем звучания. Маленькие колокола заводят основной ритм, характер звона. В основе православного звона лежит ритм. Вы не услышите мелодии в звоне, её просто нет.

— Есть виды колокольных произведений?

— Да, есть четыре канонических звона: благовест — звон в самый большой колокол, погребальный перебор, который исполняется в окончании земного пути, водосвятный звон, когда освещают воду на праздник Крещения и трезвон, в честь Пресвятой Троицы, — звон во все колокола.

— Какой звон будет звучать на Пасху?

— Пасхальный трезвон. Или Красные звоны — самые красивые.

— А что такое малиновые звоны? — снова включается один из звонарей.

— Литературная утка, — улыбается. — Царь Пётр приехал в бельгийский город Малин, где услышал колокола. Купил такие же колокола и привёз в Петербург. И звон в эти колокола из Малина получил название Малиновый звон. Оттуда и пошло. Никакого отношения к русским каноническим звонам не имеет. И к малине тоже, — смеётся Богдан Владимирович.

Автор: Евгения Логуновская / Ultra-Music

Фото: Денис Зеленко

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]