3

Андрей Курейчик: «Я бы с удовольствием написал сценарий о Михалке»

В сеть уже выложен фильм «Выше неба», сценарий к которому написал Андрей Курейчик, уже заработавший себе имя в русском кинематографе. Ultra-Music отвлёк Андрея от премьерного показа его фильма, чтобы выяснить, как музыка влияет на жизнь молодого сценариста и на характеры его персонажей.

— Андрей, вы меломан?

— Нет, я не меломан. Я всё-таки человек литературы. Я гораздо больше читаю, чем слушаю музыку. У меня есть любимые исполнители в самых разных жанрах, но я не из тех, кто гонится за новинками, скажем так.

— Так было всегда или вы на определённом этапе просто «забили»?

— Нет, я не забил, просто у меня есть совершенно чёткий фокус — кино, театр, литература. Но так как кино и театр без музыки — популярной или классической — представить сложно, мне приходится параллельно поглядывать и в эту сторону.

— Когда вы выстраиваете в голове кадры или пишете сценарии, вы думаете о том, какая музыка должна звучать в этот момент? Или не должна?

— Думаю, конечно. Кино — это не только визуальная партитура. Когда мы задумывали первое белорусское молодёжное кино, то были уверены, что в первую очередь там должна звучать белорусская актуальная музыка. Нашли коллективы, чью музыку считаем суперактуальной для современной белорусской молодёжи. Мы выбрали Akute, прекрасную группу из Могилёва, взяли «Ляписов», N.R.M., группу Sonika, которая нам кажется невероятно перспективной, выбрали прекрасного композитора, чьи работы тоже можно назвать будущим белорусской музыки для кино и театра. Всё самое клёвое и актуальное.

— Придумывая образы персонажей, вы пытаетесь сами влезть в их «шкуру»?

— Нельзя этого делать, потому что ты сам являешься совершенно другим человеком. Ищу среди знакомых, друзей. Когда мы говорим о драме — в широком смысле — мы говорим о конфликте характеров. Чем эти характеры вкуснее, интереснее и типичнее, тем лучше. В случае с фильмом «Выше неба» мы как раз старались найти типичные образы белорусских молодых людей. Они разные. Члены БРСМ и оппозиционеры, какие-то колдыри и эстеты, те, кто говорит на белорусском или на плохом русском. И у каждого есть свой прототип.

— Я это к чему. Давайте я сейчас назову несколько имён придуманных вами персонажей, а вы скажете, как они относятся к музыке — или не относятся вообще.

— Давайте.

— Марина Голубева… (персонаж из киносериала «Любовь-морковь»)

— Она искусствовед, слушает джаз, думаю, Сезарию Эвору, из российских исполнителей — «Колибри», Земфиру, Ёлку… Что-нибудь такое, эстетское.

— Андрей Голубев… (оттуда же)

— Думаю, он слушает рок. Он любит «Чайф», ДДТ, таких российских нормальных пацанов — это с одной стороны. С другой стороны — лёгкая склонность к шансону. Творчество Лепса было бы ему интересно.

— Юля… (девочка-вундеркинд из фильма «Юленька»)

— Она очень умная, поэтому слушает классику, Баха, Бетховена. Из современного — может быть, Bjork, The Cranberries. Такой немного извращённо-странный вкус.

— Борис Петрович… (главный герой сериала «Сёмин», ветеран уголовного розыска)

— У него на это времени особо нет, то, что слышит по радио, то и рад слушать. Ему на музыку насрать! :)

— Кстати, та же «Юленька» была принята не очень однозначно. Как сами относитесь к критике?

— Совершенно нормально. Я сам долгое время работал критиком и критиковал вообще всё.

— Это правда, что вам кто-то хотел даже начистить лицо за ваши тексты?

— Да, абсолютно реальная история. Была драка, фактически драка. Это нормально. Главное помнить о том, что критикуя, нужно понимать, что ты ругаешь, а что отстаиваешь. Чтобы читатель понял, что ты пытаешься до него донести. Это трудно, и не у всех критиков эта позиция есть.

— У вас есть mp3-плеер?

— Да, в телефоне.

— Что там сейчас в плейлисте?

— Сейчас скажу… Так… (копается в телефоне) У меня там ДДТ, Пётр Налич, сам не знаю, как она там оказался. Ещё есть вся музыка из «Выше неба», должно быть немного классики, которую я люблю. Недавно были саундтреки — к «Кин-дза-дза» и ряду других советских фильмов, которые мне нравятся. Всё разное, но, так или иначе, связано с моей профессией.

— Есть ли артист, музыкант, для байопика о котором вы бы взялись писать сценарий?

— Сценарий… Да, есть. Я бы с удовольствием написал сценарий о Михалке. Я с ним лично знаком, мы в приятельских отношениях. Думаю, это был бы сценарий о человеке, который проходит очень сложный путь от студента минского «кулька» к фигуре, которая является почти эстетической иконой в белорусской музыке. Да, Михалок — интересный вариант. Рокеры — они вообще настоящие. Только не те, кто играет громко, но при этом не имеет никакой позиции. Люди с позицией интереснее, потому что у них, как правило, жизнь сложная, их постоянно одолевают внутренние конфликты.

— Что вы вкладываете в понятие «человек с позицией»?

— Этот тот, кто может прямо сказать, что ему нравится, а что нет, тот, кто будет отстаивать собственные интересы. Песни музыкантов с позицией, настоящих музыкантов, сразу становятся популярны, и даже если они хотят оставаться в андеграунде, то всё равно собирают стадионы. Если до этого доходит — значит, ты на правильном пути.

— Какое послание вы хотели оставить молодым белорусским зрителям своим проектом «Выше неба»?

— Оно простое: «Смотрите актуальное белорусское кино». Его сейчас очень мало. Это, наверное, первый такой фильм за 10 лет — не связанный ни с бюджетными деньгами, ни с идеологией. Мне кажется, что в таком кино есть возможность увидеть себя, своё время, эпоху, кумиров, сверстников, услышать актуальную музыку талантливых исполнителей.

Автор: Anton Ananich / Ultra-Music

Группы: N.R.M., Akute, Sonika, Андрей Курейчик

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com

  • Блин, таки надо посмотреть этот фильм!

  • злобный критик
    -1

    буду краток как полет мысли прапорщега.не читая загоны афтора назовите 10 сериалов про ментов сделанных в рашке. а потом в рб за последние 15 лет. делайте выводы.про хороших людей кино снимать не надо. народ их так любит. бесплатно.иногда за деньги.