3

Валентина Гаевая: «Вы белорусы, а я русская. Но у меня есть чувство национальной гордости за белорусов»

Белорусский государственный заслуженный хореографический ансамбль «Харошкі» для нашей культуры явление уникальное.

Созданный в 1974 году, первый в стране фольклорный коллектив, ансамбль реконструирует жизнь белорусов древности, эпохи Возрождения, Средневековья, XX века. Номера сочетают музыку и танец, а во время выступлений работает живой оркестр.

Накануне концерта «Па старонках Полацкага сшытка» во Дворце республики 16 ноября корреспондент Ultra-Music посетила репетицию ансамбля и пообщалась с его художественным руководителем Валентиной Гаевой. Поговорили о восприятии белорусского фольклора зрителем и истории создания первого в Беларуси оркестра народных инструментов.

«Мы возили карту, показывали, где Беларусь находится»

Валентина Гаевая редко даёт интервью, она постоянно занята в балетном классе. В перерыве между сводной репетицией среди повторяющих «па» танцовщиков и разыгрывающихся музыкантов нам удалось пообщаться.

— «Харошкі» выступают по всему миру. Как воспринимают белорусский фольклор люди из других стран? Насколько им понятен наш танец, наша музыка?

— Когда мы в 90-е ежегодно работали в Европе, мы сталкивались с совсем другой публикой — например, итальянской, финской. Выступали мы в спортивно-концертных залах (наш Дворец спорта по сравнению с ними очень маленький дворец), часто перед детьми. У меня волосы становились дыбом от того, как они шумят. Тогда ещё был маленький состав оркестра и ансамбля. Но, когда мы выходили на сцену, тишина была мёртвая. Аплодисменты прошли, и опять тишина мёртвая.

Иностранцев очень интересует то, что у нас много диковинных вещей на сцене происходит. В Италии, Финляндии и Японии очень внимательно слушают и смотрят.

— А как воспринимается разные программы? Например, «Полацкі сшытак»?

— «Полацкі сшытак» — это театрализованная программа, тут специфическая средневековая музыка. Эта программа воспринимается сложновато, она — для меломанов.

Традиционный фольклор воспринимается великолепно. Не имеет значения, кто зритель: молодёжь, детки, подростки или пожилые люди.

— Понимают ли наш фольклор представители, например, азиатских стран? У них же совсем другая культура.

— Помню, в Индии нас возили на тракторе «Беларус» с прицепом. Мы стояли в прицепе, трактор потихонечку ехал, впереди — индийская молодёжь. У них «гирлянда» со специальными двумя чашечками, которые стучат оттого, что ребята как-то орудуют этой «гирляндой». Получался ритм. А тем детям так хотелось на наших посмотреть, они постоянно поворачивались. У этого трактора шли полицейские. Толпа впереди и сзади как море — чёрные головы… У меня слезы были на глазах.

Я стояла с краю, ко мне переводчик подбежал: «Валентина, встаньте в середину, а то Вас могут снять, стащить». А у меня волосы длинные белые были :) Вот так нас принимают. Правда, в Индии было ясно, что мы из Советского союза.

— А как было в Европе?

— В Европе уже задавали вопрос: «А что за коллектив?» До этого, что ни привезут, одно на одно похожее. Брали одинаковые движения и, главное, музыкальные темы. А тут новые темы, все новенькое. «Откуда этот коллектив?» — «Не русский — белорусский». Потом мы возили карту, показывали, где Беларусь находится. Говорили, что это Беларусь. Тут этого не ценили, зато там уже знали о нашей стране.

«Когда я собирала старинные инструменты, надо мной все издевались»

— Вы создали первый в нашей стране оркестр народных инструментов. Как это делалось и чего стоило научить музыкантов играть на них.

— Я собирала народные инструменты. Раньше ничего не было в филармонии. Были трубы, баяны, как в военных оркестрах, а народной музыки не было. И когда я собирала старинные инструменты, все надо мной издевались.

— Как Вы их собирали?

— Очень просто. Я пыталась оживить старинные инструменты, на которых более ста лет никто не играл. Увидела, что в музее лежали бурдоны от дуды, нашла настройщиков и мастеров народных инструментов. Но прошло много лет, прежде чем сделали первую дуду. Сейчас у нас дуда звучит.

Лира. Впервые лиру взяли в руки «Песняры» на первой программе. Тогда она издавала долгий звук — бурдон, сейчас же лира у нас играет полноценную мелодию.

Басетля. Я узнала, что в Украине есть мастер, который делает народные инструменты. Я к нему поехала и рассказала, какой нужен инструмент.

Есть инструмент, который упоминается в древнеславянских летописях, — гудочек, гудок, гудило и гудище. Что это такое? Искала материалы вместе с Ращинским (Александр Ращинский — композитор — прим. UM), выяснила, что в Пермской области есть дедок, который делает гудки. Поехал Ращинский в командировку, привёз мне гудок из неотёсанной доски и с заусенцами. Три струны, правда, струны хорошие. Ну и потом мастера отец и сын Жуковские сделали мне четыре этих инструмента.

Гармошку я вынесла на сцену сразу с танцующими артистами. Мне говорили: «Гармошка — это не белорусский инструмент». Ладно, не белорусский. Но гармошка есть везде. На Сардинии мы были, там есть гармошка. Но она везде разная. Нашу гармошку делали в Беларуси, она отличается даже от русских гармошек.

— А как Вы искали музыкантов, которые бы умели играть на этих инструментах?

— Никто не хотел играть на них. Приходилось убеждать артистов. В результате они имели совмещение на трёх-четырёх инструментах в придачу к основному. Старинные инструменты давали колорит. Например, особенно это поразило в Лондоне на выставке достижений народного хозяйства СССР.

«Чиновник мне сказал: „Спасибо, что не 37-ой год. Тебя бы расстреляли“»

— А не говорили, мол, нет такой национальности — белорусы, и национальной культуры нет…

— Я ставила перед собой задачу выделить белорусов в ряду главных советских республик, а это всегда была Россия, Украина, третья — Беларусь. А в Беларуси сугубо национального коллектива никогда не было. Песни пели про партию. Я хотела сделать программу, чтобы Беларусь смело стояла в ряду с Россией, Украиной… Многие крутили пальцем у виска и говорили: «Откуда ты возьмёшь культуру? У нас всего шесть областей! А у них какие территории!».

— А что Вы отвечали на такие заявления? Как работали?

— Я стала входить в разные эпохи. Говорили: «Беларусь? Да нет у неё никакой культуры и истории! То под поляками, то под русскими» Но культура была, и были люди, которые внесли большой вклад в человеческую цивилизацию.

Меня в 80-90-е ругали, что я националистка. Один чиновник мне сказал: «Спасибо, что не 37-ой год. Тебя бы расстреляли». — «Я националистка? Вы белорусы, а я русская. Но у меня есть чувство национальной гордости за белорусов. А у вас?»


Фоторепортаж с репетиции Белорусского государственного хореографического ансамбля «Харошкі»

Автор: Евгения Логуновская / Ultra-Music

Группы: Харошкі

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com