7

Yellow Brick Road: «„Futuremental“ — это абсолютно наплевательское отношение к тому, что сейчас происходит в музыке»

Конец света — событие, которое интересует не только любителей древних майя, но и поклонников белорусов Yellow Brick Road. Группа «приурочила» выход пластинки «Futuremental» к концу света.

Корреспондент Ultra-Music обсудила предстоящий альбом с с солистом Yellow Brick Road Яном Максимовичем и директором Дмитрием Хламовым. Чтобы рассказы были не голословны, группа презентует песню «Witch's Blue» с новой пластинки.

«Наш альбом вряд ли придётся по вкусу среднестатистическому обывателю»

— 20 октября вы выступали в Будапеште с презентацией нового альбома. Как всё прошло?

Ян: Встретили нас замечательно! Ребята из клуба А38, где мы играли, поддерживают титул лучшего клуба Европы — всё было на высоте.

— Как слушатели встретили музыку из нового альбома?

Ян: Хорошо! Мы сорвали овации, все хлопали! В общем, понравилось людям!

Дмитрий: Я могу сказать об организаторской части. Я не добрался до Будапешта в силу каких-то причин… У них совсем другой подход к организации концертов: тайминг на этот день — тайминг, где распланирована каждая минута в графике группы, пришёл за полтора месяца до выступления! А клуб уже расписан до весны…

— Ян, ты говорил, что боишься, что тут, в Беларуси, не поймут альбом. Поняли ли в Венгрии?

Ян: Там люди привыкли к разного рода музыке.

Дмитрий: Там трансы работают в обменнике. И это уже говорит о многом!

Ян: Да, если трансы работают в обменнике, что тогда с музыкой творится?! Там люди продвинутые, они любят эксперименты в музыке, смелые ходы. Их не пугает ни мат, ни то, как выглядят музыканты. Они кушают всё! Будь это дум-метал, или дикая андеграунд-электронщина. Люди любят музыку в целом!

— Делаете прогнозы: как же белорусы воспримут альбом?

Дмитрий: Я не знаю, чего ожидать от белорусских слушателей. Мне бы очень хотелось, чтобы им понравилось. Но с другой стороны, у каждого свой вкус и то, что можно услышать на новом альбоме Yellow Brick Road, вряд ли придётся по вкусу среднестатистическому обывателю.

— То есть вы изначально понимаете, что альбом могут не воспринять?

Дмитрий: Мы готовы к этому! Морально и физически.

«Только сейчас мы стали заниматься искусством»

— По впечатлению от ролика-тизера, альбом совсем не похож на то, что вы делали до этого…

Ян: В альбоме «Futuremental» есть два направления, в которые слушатель может уйти с головой. Есть две дороги. По ним можно ехать одновременно, можно ехать по отдельности… Но тем не менее есть два пути.

И я больше уже ничего не буду говорить, потому что это секретно. Совершенно секретно. Но да, некоторые наши композиции кардинально отличаются от всего, над чем мы работали два года. Мы росли, и все наши старания отразятся в этом альбоме.

Дмитрий: На самом деле, это, наверное, единственная пластинка из трёх, когда нам не нужно куда-то спешить, что-то выпускать, чтобы куда-то ехать. С этой пластинкой мы никуда не спешили и, наверное, только сейчас мы начинаем спешить, чтобы все успеть к 12.12.12.

И поэтому альбом получился необычным. И стиль, который присутствует на нём, мне кажется, и есть суть Yellow Brick Road. Я не знаю, продолжим ли мы работать в данном ключе, но мне кажется (я не побоюсь этого громкого слова!), мы занимаемся искусством. Вот только сейчас.

— Только с выходом третьего альбома и отчасти изменением стиля?

Дмитрий: Да, только сейчас мы стали заниматься искусством. Я сравниваю его с живописью…

— Если проводить параллели с живописью, какое это направление?

Ян: Понимаешь, все время, которое мы находились вместе, мы коллекционировали все, что касается музыки. И «Futuremental» — это наш маленький музей, который мы открыли и выставили там экспонаты своей коллекции.

Дмитрий: Если сравнивать с искусством… авангардизм? Нет?

— Импрессионизм? Сюрреализм?

Дмитрий: Да! Сюр.

Ян: Всё это присутствует. Но, тем не менее, это всё-таки язык музыки. Как ни крути, нужно будет слушать. Мы так старались над этим альбомом и до сих пор латаем какие-то дыры. Каждый трек — это очень тяжёлая работа, слава Богу, у нас есть такой человек, как Евгений Суховей, его просто прямо сейчас с нами нет…

Дмитрий: …потому что он на студии, делает «Futuremental»!

Ян: Он сидит сутками и что-то делает! Один трек — это семьдесят аудиодорожек….

Дмитрий: И вряд ли в этот раз мы отдадим альбом с чувством: «Ну, всё. Всё уже, ну сколько можно? Ну, пора уже. Недоделано что-то? Ай, нет времени уже».

— То есть на этот раз полностью довольны результатом?

Дмитрий: Я не знаю. Я слушаю треки, и каждый раз как впервые. Каждый новый дубль совершенно другой. Могу сказать точно, альбом достаточно взрослый. С точки зрения музыкантов.

Ян: Да, ребячество уже в прошлом.

— А сколько треков в итоге вошло? Одиннадцать или двенадцать?

Ян: До недавнего времени было одиннадцать, но мы всё-таки ввели двенадцатый трек. У нас все время была непонятная ситуация с басистом. Мой товарищ из Москвы сказал: «Вы басистов в магазине пачку купили?» А с появлением нового и последнего, Ильи Давидовича, который с нами играет, стало всё хорошо.

Дмитрий: Он нас очень выручил в Будапеште — за сверхкороткое время поднял программу.

Ян: Я его отмечу как музыканта. Он очень сильный музыкант, несмотря на то, что юный.

— Насколько юный?

Ян: Сколько парню? Девятнадцать лет. Он на самом деле талантливый. Он никогда не играл в коллективе до этого.

Так вот, как только появился Илья Давидович, мы решили вместе с ним сделать ещё один трек. Он ещё более кардинально отличается от всего, что есть на альбоме! Но он как недостающее звено.

«Эпштейн, как профессор Дамблдор в „Гарри Потере“, вытянул из головы волшебной палочкой мысли»

— Вы говорили, что отходите от гаражного рок-н-ролла и движетесь к осмысленной музыке. Что повлияло на изменение стиля?

Ян: Время. Путешествия. Выступления… Долговременное нахождение вместе с ребятами из Yellow Brick Road. Только вместе мы пришли ко всему этому.

Дмитрий: Надо сказать, что мы не заставляли себя как-то это делать. Есть музыканты, которые, может быть, хотят быть на кого-то похожими, хотят быть на волне. «Futuremental» — это совсем не волна. Это абсолютно наплевательское отношение к тому, что сейчас происходит в музыке, к тенденциям, к трендам, к моде…

— До этого была целевая аудитория? И осталась ли она сейчас?

Дмитрий: Знаешь, наверное, изначально мы рассчитывали на целевую аудиторию. Играли много концертов, ездили в большое количество стран, постоянно эту публику держали вокруг себя.

— Сейчас уже не ориентируетесь на эту публику?

Дмитрий: Да. Я не знаю, как мы к этому пришли. Хотя мы очень благодарны каждому человеку, который слушает нашу группу, читает о нас что-то… Ведь нам это действительно важно.

— Кто работал над музыкой и текстами для альбома, как это происходило?

Ян: У нас есть старая проверенная программа написания музыки: мы сами авторы музыкальных произведений (я сейчас не говорю про текст). Сам каркас, сами аранжировки — все это придумано нами. На репетициях, дома, ночью, утром, вечерами и на природе тоже.

— Вначале сочинялась музыка, а потом текст?

Ян: Да. У нас так.

Дмитрий: Я расскажу предысторию. Небезызвестный Олег «Джаггер» Минаков посоветовал нам обратиться к небезызвестному Дмитрию Михайловичу Эпштейну — музыкальному журналисту, лирицисту, белорусу, который давно перебрался в Израиль. Этот замечательный человек познакомился с нашим творчеством, и оно ему очень понравилось. Он предложил нам сотрудничество в качестве лирициста. С помощью его таланта под нашим чутким руководством мы сочинили лирику к альбому «Futuremental».

— Почему именно Эпштейн?

Ян: Мы избрали английский язык для изъяснения. Господин Дмитрий Эпштейн как человек, много прообщавшийся с англичанами, канадцами, американцами, прообщавшийся с грандами музыкального мира, помог нам передать все чувства при помощи текста. Ведь мы не англичане! Как бы мы ни знали английский, мы не сможем написать художественно грамотный и правильный текст. Эпштейн, как профессор Дамблдор в «Гарри Потере», вытянул из головы волшебной палочкой мысли и вложил их в большой красочный… пакет.

— А как познакомились с Олегом Минаковым?

Дмитрий: С Олегом дружба завязалась ни с того ни с сего. Вроде, это было до его фидбэка в Минск. Разобщались, говорили много о музыке. Так совпало, что Олег в своём прошлом имел дела с группой Deep Purple, потом и нам повезло с ними познакомиться. Мне показалась, это какая-то кармическая связь: если у людей повторяются судьбы, и если нас связывает территория: мы из Беларуси, он из Беларуси, если мы занимаемся музыкой…

Олег очень опытный музыкант, которому есть чем поделиться с молодняком типа нас, а нам очень лестно, что он положительно отзывается о нашем творчестве. Все его советы мы принимаем и стараемся ими пользоваться. Мы следим за творчеством Олега, а Олег следит за нашим творчеством.

«Наш саксофонист творит такие вещи, что хочется отрезать лезвием себе уши»

Дмитрий: Наша команда всё время расширяется. Есть Ян Максимович — вокал, Женя Суховей — барабаны, Илья Давидович — бас, Паша Величко — гитара. Но есть Антон Рубацкий — клавиши, и есть Ян Ярош — клавиши. Есть Арсений Кутаков, который делает дизайн. Он наш большой друг, и оформление «Futuremental» — это его работа.

Есть Ярослав Томило — звукорежиссёр, был Паша Некрасов — звукорежиссёр. Сергей Протасавицкий, который снял тизер и клип на «S.Y.S.T.R.N.R.», Андрей Мытник — оператор… Фёдор Медведев — водитель.

Нам лестно сказать, что мы альбом сами сочинили, но это работа целой команды! У нас есть друзья-звукорежиссёры в различных концах мира: во Франции, в Эстонии, кто-то сейчас работает в Англии. Всем им мы давали послушать демо-записи, наработки. Каждый говорил своё мнение. К чему-то мы прислушивались, что-то игнорировали…

Мы стараемся сделать этот альбом действительно по-взрослому. Не стоит отказываться от посторонней помощи, если она действительно профессиональна.

Ян: Это не просто музыкальный альбом, как это обычно бывает. Это глобальный проект. Все старались оставить в нем кусочек своей души.

— Вы говорили, что планируете записываться при минимуме средств. Появились ли на записи новые инструменты? Были ли эксперименты со звучанием?

Дмитрий: Да, конечно. Например, мы писали хор. Сколько белорусских групп писало хор? У нас хор на огромном количестве композиций.

— А что это за хор?

Ян: Этот хор состоит из всяческих музыкантов, певцов, певиц, которых мы собрали. Мы их заранее подготовили, они заранее всё послушали… Под чётким дирижёрским началом Евгения Суховея и Яна Максимовича мы на студии это прописывали. Людей было много, все толпились, пили кофе. Благо ещё было лето, не надо было никуда складировать куртки.

Как-то давно мы писали хор, и нам понравилось. Мы научились им пользоваться. Это тяжело, очень тяжело — заставить людей что-то делать одновременно, чтобы это было правильно.

Дмитрий: Я надеюсь, мы продемонстрируем это на концерте.

— Можете назвать кого-нибудь из участников хора?

Ян: Не думаю, что эти люди известны кому-либо. Это просто всяческие вокалисты из наших музучилищ, консерваторий…

Ещё на альбоме присутствует саксофон Кирилла Маценко, мы с ним не первый год работаем. Он просто сумасшедший, психопат в игре на саксофоне! Он творит такие вещи, что хочется отрезать лезвием себе уши… Я не к тому, что он плохо играет! Он так забористо играет, что у меня мурашки бегут по телу.

Также мы прописали двух клавишников. Сначала прописывал Антон Рубацкий, потом Ян Ярош помогал.

Дмитрий: Духовые ещё!

Ян: Духовые — и тромбон, и труба…

Дмитрий: Очень много электронщины, с которой основательно работает наш саундпродюссер Женя Суховей. Перед нами сейчас стоит непростая задача: как же всё это играть на концерте? Пока мы нашли отличный вариант. Нам помогает клавишник «Без билета» Ян Ярош. Он осуществляет электронную клавишную составляющую на концерте. Без неё «Futuremental» не «Futuremental». Возможно, группа продолжит выступать в «пятичеловечном» составе.

— Начинали говорить про обложку. Она выбиралась из чего-то готового, или это был заказ на рисунок?

Ян: Как-то поздно, сидя у меня на кухне, летом, в полчетвёртого ночи мы вышли с дизайнером этой обложки на балкон поговорить, звёздное небо… Мы думали над тем, какая сегодня должна быть обложка, чтобы она соответствовала музыке, которая тогда ещё была и не до конца написана… И мы пришли к тому, что это будет такого вида сфера, — жестом фокусника Ян достаёт из сумки афишу концерта. — Это сфера. Есть два варианта: возможно, она формируется, а, возможно, она расформировывается. Она ещё не закончена. Видишь, тут какие-то кусочки летают по кругу? Какие-то треугольники от неё отходят… либо же, наоборот, все пристаёт к ней.

Дмитрий: Я всё-таки за вариант создания!

Ян: Создания, конечно. Я тоже за этот вариант.

Дмитрий: С другой точки зрения, эти моменты совпадают: что-то разрушается, а что-то создаётся… Мне кажется, то, что происходит с нами, и изображено на обложке «Futuremental».

«Список того, что должно быть на концерте, не умещался на А4»

Дмитрий: На концерте 28 декабря у нас очень большие планы: хотелось бы… Очень много хотелось бы, но мы упираемся в финансы. Мы, условно говоря, делаем бесплатный концерт: чтобы попасть на него, нужно купить компакт-диск. Вырученные от продаж деньги даже теоретически не окупают затраты на этот концерт.
Стоит сказать огромное спасибо клубу Re:Public, который пошёл на очередной эксперимент. Не знаю, что получится, на что нам хватит личных финансов и что мы успеем реализовать, но список того, что должно быть на концерте, не умещался на А4.

Пока мы подключаем все свои силы, все знакомства… Конечно, мы хотим делать DVD, мы хотим делать видеоинсталляции, небольшие театральные перформансы…

— Что последует после выпуска альбома? Какие планы у группы?

Дмитрий: Наши агенты очень ждут выхода альбома, чтобы как-то доделать наш тур, который запланирован на весну. Есть костяк дат, но этого недостаточно, чтобы сорваться и уехать на месяц с концертами. Всё упирается в альбом. Как только появится пластинка, количество дат и городов должно увеличиться. Хотя, может, если альбом получится не очень, так и те города откажутся :)

Ян: И мы приглашаем всех 28 декабря в клуб Re:Public на презентацию нового альбома «Futuremental» группы Yellow Brick Road!


Группа благодарит Александра Жерносека за фотостудию, предоставленную для проведения интервью.

Автор: Евгения Логуновская / Ultra-Music

Фото: Денис Зеленко

Группы: Yellow Brick Road

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]

  • TheYankeesOfMoor
    0

    Line of Lies - звучит качественно, этакий поп с гитарами. Слишком прилизано, хотя девушкам я думаю понравиться, Это коммерческий проект, вокала много неразборчивого , ну как-то xyz пойми.

    • Мура Янкеля
      -1

      Гэта быў не поп, а равін з гітарамі. Дзяўчынкам не спадабалася, яны былі буддысткі. Дый Лайно Оф Лізно - гучыць не якасна, а парадыйна.

  • А что, неплохо, очень неплохо. Я думал, у нас такой музыки не делают.

  • Чувствуется, что ударник играет не последнюю роль в группе. Не знаю, или от того что я сегодня Rush слушал...но по-мойму это очень качественный прог-рок.

  • Впечатлило. Респект, ребята!

  • чупакабра
    0

    о, что-то интересненькое. послушаем весь альбом