1

Карл Фриерсон (De-Phazz): «Я быстро понял, что патриотизм и служба в армии — это разные вещи»

Вокалист De-Phazz Карл Фриерсон рассказал корреспонденту Ultra-Music, почему Беларусь похожа на Швейцарию и о том, зачем он ушёл в армию, оборвав успешную карьеру в музыке.

Белорусы принимали De-Phazz хорошо — видимо, знойные ритмы немецких пионеров lounge и downtempo пришлись как нельзя кстати в контрасте с довольно паршивой февральской погодкой. На часах уже полдвенадцатого, глаза слипаются даже у нас с фотографом, а мы ещё не оттрубили полуторачасовой сет в отличие от музыкантов. Но Карл, лихо сдвинув на затылок меховую ушанку, всё же согласился ответить на пару наших вопросов прямо в фойе гостиницы.

— Здравствуйте, Карл! Понравился ли вам сегодняшний вечер и минская публика в частности?

— Нас очень хорошо и тепло принимали, так что даже не знаю, кто сегодня был более счастлив — зрители или мы. Это, на самом деле, здорово!

— Если не ошибаюсь, это не первый ваш визит в Беларусь.

— Да, уже второй или третий.

— Сложилось ли у вас какое-то впечатление о нашей стране и людях, или на это просто не было времени?

— К сожалению, нет. Из окна гостиницы или по дороге в клуб или аэропорт мало что увидишь, а возможности остаться в Минске подольше нам пока не представилось. Но то, что нам пока удалось увидеть, нам очень нравится. На самом деле, Беларусь во многом напоминает мне Швейцарию. Здесь так же чисто, все вокруг дружелюбные и увлечённые музыкой :)

— Насколько я знаю, вас ждут ещё и в России и Украине. Вы довольно много гастролируете в Восточной Европе.

— Да, так сложилось, что наша основная аудитория здесь. Но у нас были турне в Северной Америке, в Канаде, а ещё в этом году мы получили предложение выступить в Бразилии и США. Но лучше всего нас принимают именно восточноевропейские слушатели. И мы это ценим, мы счастливы, потому что знаем: нас здесь любят и ждут!

— Поговорим немного о вас, Карл. Вы профессионально занимаетесь музыкой уже не один десяток лет (с 1983 года, если точнее — прим. UM), но был момент, когда вы приостановили свою карьеру и присоединились к Сухопутным войскам США.

— Да, это было не лучшее решение. В то время я был молодой и глупый, но очень хотел связать свою жизнь с развлекательным бизнесом — музыкой, кино или театром. Мои родители все время говорили мне, что это несерьёзно: вся семья ожидала, что я выберу карьеру врача.

— Но вы ведь уже в довольно юном возрасте получили престижную стипендию в Школе искусств и гуманитарных наук Губернатора Южной Каролины, сотрудничали со Школой искусств университета Северной Каролины. Несмотря на явные успехи, родители всё равно пророчили вам судьбу доктора?

— Да, и я, наконец, сказал им, что не хочу этого и буду заниматься музыкой. Мои преподаватели твердили: «У тебя есть всё, что нужно, чтобы преуспеть!» Я подумал — уау, а ведь и правда! — и подался в музыкальный бизнес. Успех и слава пришли быстро — пожалуй, даже слишком быстро. Я не был к этому готов и понимал, что вскоре могу попасть в неприятности. Ежевечерние гулянки, алкоголь, женщины… Однажды я посмотрел на ситуацию со стороны и подумал «О, Боже мой!» Именно поэтому я и ушёл в армию — чтобы взять перерыв от всего этого, а также понять, является ли музыка именно тем, чем я хочу заниматься, моим призванием, если хотите.

— Почему вы считаете это решение не самым разумным?

— Пожалуй, потому, что я осознал причину, по которой существуют вооружённые силы, их реальное назначение. Я был патриотом, хотел служить своей стране, но быстро понял, что патриотизм и служба в армии — это разные вещи. Мы не защищали свои границы и не столько отдавали долг Родине, сколько сражались за нефть. Позже я разузнал больше о том, чем наши военные занимались раньше — когда индейцам дарили одеяла с вирусами, когда коренное население вырезалось семьями и целыми племенами… «Чёрт возьми, и я тоже часть всего этого?» Первые три года были самыми тяжёлыми, но затем мне выдалась возможность заниматься только музыкой, будучи ещё в составе армии. Тогда я понял, что где бы я ни был, музыка остаётся со мной, она моя жизнь, и мне нужно это принять.

— Я понимаю, что это было тяжёлое время, но у вас наверняка остались и светлые воспоминания о том периоде.

— Да, конечно. Мой контракт подходил к концу, а я был хорошим солдатом. Меня начали уговаривать: «Ну же, тебе нужно остаться, перед тобой открываются отличные перспективы!» Я задумался, но однажды мой старший офицер отвёл меня в сторонку и сказал: «Ты очень талантлив, поэтому тебе нужно уходить и делать то, что тебя получается лучше всего. Немногие обладают такими способностями, и ты окажешь честь всем нам, когда станешь прекрасным артистом». Я сомневался, а в меня поверили. И вот я здесь!

Автор: Anton Ananich / Ultra-Music

Фото: Полина Шарай

Группы: De-Phazz

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com