5

Aspirin Rose: «Думаешь, мы никогда не выступали в сельском ДК?»

В преддверии выхода нового клипа и большого сольного концерта Aspirin Rose корреспондент Ultra-Music встретился с музыкантами. Перед началом интервью вокалист группы Виктор Сердюков и клавишник Антон Пекарский попросили не задавать один вопрос: «Ребята, а расскажите, как организовалась ваша группа». Поэтому пришлось беседовать о Мэтти Муллинсе, сельских ДК и угрозе убийства.

Aspirin Rose

«Я сейчас милицию вызову, это что за клипы такие!»

— Вы раньше говорили, что во время съёмок клипа возникли трудности. Что случилось?

Виктор: Карма у нас такая. Не везло весь день. Мы приехали снимать клип в определённое помещение, заброшенный завод или что-то типа того, но, когда зашли, сторож сказал, что если мы попытаемся пройти, он нас…

Антон: …застрелит. У него было ружье.

Виктор: Да. Если мы пройдём ещё пару метров, он расстреляет всю съёмочную группу. После этого режиссёр видео Рома Жантуаров, который специально приехал из Москвы, сказал, мол, ребята, времени мало, надо что-то думать.

Антон: Наш хороший друг Спайдер, фотограф, посоветовал другое отличное место неподалеку. Туда мы и отправились

Виктор: Ребята приехали раньше нас и предупредили тамошнюю женщину, что будут снимать клип. Она и подумала, что это какой-нибудь белорусский Backstreet Boys — песни про коников, пегасиков. А приехали мы. Только аппаратуру поставили, Витя, барабанщик, по сольнику для проверки ударил — тут же дверь открывается, и: «Я милицию вызову, это что за клипы такие!». Мы ей: «Вы же нам разрешили!», а она: «Я ж не знала, думала, вы будете просто фотографироваться здесь на фоне граффити».

А время уходит, солнце садится, и мы находим последний вариант: тупо едем в лес. Там нет людей, нас никто не напрягает, мы никого не напрягаем. Только приступаем к съёмке, и… начинается дождь. Наш сессионщик Рома верит в карму, он говорит: «Кому вы так в жизни насолили?» А мы: «Вроде никому, а может, просто забыли» :)

Но в итоге дождь нам только сыграл на руку, он добавил видео красоты и зрелищности.

Антон: Да, брызги на тарелках, мокрые лица… Кадры классные получились. Только аппаратура намокла, и мы очень за неё боялись, она же больших денег стоит. Но всё обошлось. И солнышко в конце концов вышло. Мы стали смотреть начальный ряд, как там тот же Витька получился — просто супер.

Виктор: В принципе, несмотря на все эти проблемы, клип всё же сняли.

— А каков сюжет?

Антон: Там будет красивая девушка и красивые мы.

Виктор: Агрессивный сюжет. Кровищи-кишек не будет. Всё красиво. Песня сама по смыслу подразумевает какой-то сюжет, а если бы сюжета не было, получилась бы полная лабуда.

— Официальный релиз нового трека «Revelation» получился «смазанным» из-за того, что его слили в сеть заранее. Есть ли вообще смысл в официальных релизах?

Виктор: Мы выпускали сингл не ради продажи. Обычно пиратство приводит к потере денег, мы же ничего не потеряли. Мы просто закинули сингл на iTunes, и через какое-то время предложили людям его скачать, чтобы поддержать группу. Мы не писали огроменных постов, если хотите — скачивайте.

Антон: Ну, пожалуйста, дайте денежку :)

Виктор: У нас нет никаких лейблов, мы только работаем в этом направлением. Но пока мы независимы, можем делать, что хотим. Нет, ясно, что сливание трека, в некоторой степени, ошибка пиара. Но, в принципе, за короткий срок мы смогли это исправить. Конечно, не бомбануло, но мы справились.

Вообще, песня должна была выйти уже давно, но появились такие проблемы, что справиться нереально. Релиз был назначен после сольного концерта, я дописывал какие-то минимальные моменты по вокалу, и тут заболел ветрянкой. Ходил весь зеленый, с высокой температурой — ясно, что в таком возрасте болеть ветрянкой очень плохо. Потом болезнь дала осложнения на связки, и я месяц лечил ещё и голос. Только после этого смогли продуктивно работать.

Знаешь, как я зеленкой обмазывался? Врач сказала наносить её аккуратно ватной палочкой, а я взял кусок ваты и размазал её по лицу :)

— Почему в своих песнях вы уделяете внимание страхам и паранойе?

Виктор: У нас нет основной темы. Если же брать по отдельным работам, то EP «The Flight Is Delayed Forever» о пассажирах терпящего аварию самолёта. Мы хотели показать, что люди в такой момент ведут себя по-разному: кто-то звонит родным, а кто-то ворует. А в альбоме «Stay In Your Hearts» идеей выступало то, что мы пишем музыку от души, не для славы — чтобы она осталась в сердцах людей. Нет, понятно, что хотим, как и все, прославиться, но мы начали этим заниматься из-за мечты, а не из-за денег. Ну, новогодняя песня про тусовки и веселье :) А сингл «Revelation» о том, что всегда нужно верить в себя. Больше ничего не добавлю, додумывайте сами.

— А новый EP?

Виктор: Новая работа будет более серьёзной. Не хочу раскрывать пока тайну, но она одновременно мелодичнее и тяжелее.

— Почему бы после новогодней не записать пасхальную песню?

Виктор: Почему бы и нет? Если приспичит, типа: «О, давайте бабахнем», то мы бабахнем.

Антон: Но мы не хотим зацикливаться на чём-то одном.

— Тогда, может, запишете рэп?

Антон: Рэп у нас уже есть. Шутка :)

— А с Максом Коржом? У него тоже кредо «я просто делаю своё музло».

Виктор: Мы любим Коржа. Новый трек «Жить в кайф» вообще шикарен. Он просто делает своё музло, и делает это хорошо. Но я не знаю, как мы будем звучать вместе.

Антон: Можно, конечно, поломать стереотипы, но не представляю, как это сделать. К тому же он поёт на русском, а мы на английском.

Aspirin Rose

«Если человек считает нас попсой, пусть слушает Dimmu Borgir»

— Почему вы пишете EP, а не полноценный альбом?

Виктор: Это своеобразный разогрев перед осенним туром. Полноценный альбом будет, но позже, и туда войдут как раз песни с EP. И по определённым причинам мы пока не можем записать большую работу. Воспринимайте это как рекламу тура.

— Вы не подписаны на лейбл, у вас нет менеджмента. Как же вы организовываете выступления за границей?

Виктор: У нас есть тур-менеджер Егор Бобов, наш хороший друг. Он берёт на себя все организационные и финансовые вопросы, договаривается о соблюдении райдера и так далее. Мы планируем работать с ним и дальше. Он работает не за деньги, а за идею. И я знаю: если он сказал, что тур будет в октябре, значит, он состоится.

— Те же Dead Silence Hides My Cries не готовы выступать только за идею. Они говорили, что не хотят играть в старости по подвалам.

Виктор: Понимаешь, у каждого, кто занимается музыкой, свои цели. Dead Silence всегда хотели пробиться на Запад, и я это уважаю Мы же хотим остаться в сердцах людей. Конечно, и от Запада не откажемся, но сначала надо завоевать аудиторию.

Антон: Когда будем собирать огромную публику по СНГ, тогда только люди начнут банально на Фейсбуке ставить лайки, и на нас обратят внимание иностранные лейблы.

— Неужели лайки так важны?

Виктор: Для них — да.

Антон: Всё важно.

Виктор: Я понимаю, почему они так сказали, но у нас немного другая идея и методы работы. Нам нравится выступать в Беларуси, в России и на Украине. Пусть придёт не 500 человек, а 200, но они нас ждут. И эмоции, которые мы получим, бесценны. Это стимул работать дальше. Мы не компьютеры для клепания музыки, для нас важны чувства.

— Но на данный момент вы зовётесь самой популярной андеграунд-группой Беларуси.

Виктор: По концертам — да. Но если бы те же Dead Silence выступали, соперничество было бы тяжёлым. Main-de-Gloire, наши гродненские друзья, тоже составили бы неплохую конкуренцию. На данный момент мы выступаем и что-то делаем, поэтому нас знают.

— Говорят также, что на Украине и в России вы выступаете чаще, чем в Беларуси.

Виктор: Не сказал бы. Но, подумайте, где нам ещё выступать. Та же Metallica может в одном городе выступать каждый месяц и всё равно собирать зал. Нам же нет резона выступать чаще, чем раз в полгода. Чтобы люди ходили на концерты, они должны соскучиться и ждать. Вначале мы играли очень часто, но теперь мы достигли определённого уровня, и нам не нужно больше лезть на любой концерт. Мы собираем свою аудиторию. И если выступать с одной программой, это наскучит. Поэтому мы разрабатываем новую программу для сольника, круче предыдущей.

Антон: Чтобы было так же круто, как тогда, но ещё лучше!

Виктор: Да, чтобы люди удивились. А так, в принципе, если брать области, то мы выступаем, куда зовут. Не были только в Гродно и Бресте. Но если нужно, то мы поедем с радостью

— А если вызовут Хойники?

Виктор: Почему бы и нет. Но организатор должен понимать, что в городе должен быть на нас спрос. Если аудитория соберётся, пусть зовет.

— А если там сельское ДК и коза на сцене?

Виктор: Думаешь, мы никогда не выступали в сельском ДК? Если на сцене можно разместить аппаратуру, есть возможность на площадке сыграть треки и будет танцпол, мы не будем отказываться. Почему бы и не сыграть на новом месте?

Антон: Бывало такое: приезжаешь в какой-нибудь клуб, а он не достроен. Но воспринимаешь всё это с позитивом.

Виктор: Сидишь, смотришь, думаешь: холодно, как вообще выступать?! А потом выходишь на сцену и видишь тысячу человек, которые реально рубятся под твое музло, и всё забывается. У человека всегда остаются только хорошие воспоминания.

Антон: Дело в публике, как они рвут. Иногда глючит звук, ты злишься на звукача, а потом собирается народ, и ты забываешь о проблемах.

— У вас были проблемы из-за поведения на сцене?

Виктор: В принципе, не помню, чтобы за всю нашу концертную деятельность были какие-нибудь проблемы. Сейчас такое время, что орги уже знают, что их ждёт. Мы ничего не ломаем на сцене, ведём себя в рамках. И сами отдыхаем, и другим не мешаем. А насчёт громкой музыки, люди знают, что она будет, — никаких проблем.

— Почему в контактовской группе некий молодой человек обвиняет вас в использовании фонограммы?

Виктор: Это наш друг, он просто прикалывается :) Как в нашем жанре можно петь под фонограмму? Это нереально.

— А я как раз хотела спросить: верно ли, что наши люди любят ругать, не разобравшись?

Виктор: Почему только наши? Везде такие есть, которые любят или ненавидят, не разобравшись в теме. А есть те, кто будет тебя ценить за реальные заслуги и выражать своё мнение. Мы относимся к этому нормально. Если мне кто-то пишет, что мы говно, или и я пою, как девочка, я не обижаюсь. У каждого своё мнение, и я не запрещаю им так думать.

Антон: Тролли специально организовывают войны в интернете. Зачем это надо?

Виктор: Мы не гонимся за стереотипами, мы делаем свою музыку. Мы стали этим заниматься ради удовольствия, и не изменим своему принципу. А если человек считает нас попсой, пусть слушает Dimmu Borgir. Мне, кстати, нравится Behemoth, не все треки, но всё-таки… One Republic вообще мужик.

Антон: Мы любим всё: от попсы до жестокого металла.

— А Pink?

Виктор: Вопрос с подвохом. Хороший трек. Мы сделали на неё кавер, потому что нам трек понравился.

Антон: Отец вообще говорит, что это лучшая наша работа, мол, снимайте клип.

Виктор: Мне очень обидно, когда лучшей нашей песней называют «Ocean of Sorrow», песню без вокала. Как же так, а?

Антон: А эта песня нравится моей матери.

Aspirin Rose

«Непередаваемо, когда ты выходишь на сцену и публика приветствует тебя ревом»

— Виктор, ты по образованию дирижёр. Это тебе хоть как-нибудь помогает в группе?

Виктор: В какой-то степени, да. Но это другая сторона музыки. Я получил определённое развитие от обучения. Конечно, в колледже меня экстремальному вокалу не учили, но всё равно, есть моменты, которые делают жизнь проще. Я сейчас прохожу отработку, дирижирую смешанным хором, это сложно, но мне нравится. Я люблю, когда нужно бороться. А когда легко — это хорошо, но неинтересно.

— Этим летом отменилось несколько фестивалей. Что думаешь по этому поводу?

Виктор: Я думаю, что это плохо. Мы очень ждали ROCKachev, потому что из-за своего непрофессионализма, наверное, затянули с подачей заявок, поздно начали рыпаться. ROCKachev должен был пройти интересно, плюс ДР намечалось в тот день у троих друзей, представляешь, как бы тусанули! А тут раз — и отменили.

— Вы выступали с многими известными группами. Может, узнали парочку их грязных секретов?

Виктор: Да, мы играли с Memphis May Fire, Eyes Set To Kill, Helia и другими, думаю, это хороший толчок в развитии. Нужно сказать за это спасибо ребятам из Wake Up! Agency. Особенно порадовало выступление с моей любимой группой Memphis May Fire. А насчёт секретов, я узнал один. Оказалось, что на самом деле они… очень простые ребята. Я не увидел никакого пафоса.

Антон: К ним можно было зайти в гримёрку, сфотографироваться, спросить что-либо.

Виктор: Мы подарили им футболку с нашим лого, и на следующем концерте они её наденут. Это приятно.

— Может, они наденут её из вежливости.

Виктор: Ну не порти! Когда Мэтти Муллинс сказал мне после выступления: «Good job!», я был счастлив.

А когда я был маленький, то очень любил группу «Оригами». А потом мы с ними выступили и смогли посидеть вместе в гримёрке. Вокалист тогда сказал: «О, у меня один брат в России, а второй будет в Беларуси».

Антон: Я чуть не разрыдался от счастья!

Виктор: Когда выступаешь со своими героями, это круто. Это, кстати, тоже стимул заниматься музыкой.

Антон: И вообще музыкантом быть круто.

— А какие ещё есть преимущества? Поклонницы в гримёрке?

Антон: Мы не отвечаем на эти вопросы, это наша маленькая тайна :)

Виктор: Это весело.

Антон: Если бы мы просто работали, то жили бы серо и неинтересно. Мы бы, конечно, веселились, бухали после окончания смены, но всё не то. Непередаваемо, когда ты выходишь на сцену и публика приветствует тебя рёвом.

Виктор: Не знаю, как бы я жил без музыки. Ты просыпаешься с утра и не думаешь, что надо идти на работу, а ставишь себе цели. Хотя это не совсем точное слово. В нашей жизни нет четких целей, в смысле, всё, the end. Мы используем фантазию, всегда пытаемся что-то создать, ездим в туры, попадаем в приключения. Плюс общаемся со своими лучшими друзьями.

Антон: Будет что рассказать детям и внукам. Они должны это знать. Покажу фотографии, видео, расскажу, как было круто.

Виктор: Жизнь одна, и её надо прожить так, как хочешь.

— Вы попали в раздел «Популярное» «Вконтакте», что автоматически является показателем успешности. «Вконтакте» теперь тесно переплетена с реальной жизнью. Неужели нынешняя молодёжь так зависима от социальных сетей?

Виктор: Мы с Антоном тоже зависимы.

Антон: Конечно, хорошо, что дети с младенчества приучаются к высоким технологиям, но я думаю, что наше детство было лучше.

— Если у вас на целый день отнять ноутбук, телефон и прочие гаджеты, что будете делать?

Виктор: Напьёмся :) На самом деле, пойдём порепетируем, тусанем с друзьями. Не думаю, что случится что-то страшное. Я использую соцсети для общения с теми, кто далеко, и для продвижения группы. Понятно, что мне интересно быть в интернете, но я не скажу, что это вся моя жизнь. Моя жизнь — это друзья, музыка и работа, а не компьютер.

Автор: Тома Колос / Ultra-Music

Фото: Елена Хацкевич

Группы: Aspirin Rose

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]