4

«Разбітае сэрца пацана»: «Зимой у нас коллектив сужается, а к весне расширяется»

В преддверии сольного концерта группы «Разбітае сэрца пацана», который состоится 14 февраля в клубе «Центр», корреспондент Ultra-Music встретился с музыкантами и поговорил о том, как Паша Городницкий едва не стал хлебом и почему Александр Ковалёв красивее Стаса Мытника.

Разбітае сэрца пацана

«У нас сейчас проходит слёзный тур»

— Ну что, начнем с серьёзных вопросов. Когда вы уже выпустите что-нибудь свеженькое?

Паша Городницкий: До 14 февраля мы должны выпустить клип на песню «Вам, наркаманам». Там снимаются известные белорусские моржи-алкоголики. Песня ещё не сведена. А на концерте 14 февраля будет презентация и песни, и ролика. Надеемся, что успеем всё смонтировать.

Денис Тарасенко: Мы на концертах эту песню исполняли, а в записи ещё никто не слышал.

— Слушайте, а чем вам так «Центр» приглянулся?

Юля Шевчук: Он нам очень нравится.

Марина Юревич: Решили взрывать снизу.

Денис: Разлагаем логово врага изнутри. В третий раз уже.

Паша: Там возле Дворца республики две очереди: одна на нас, а другая на Солодуху или на «Аллюр».

— Из очереди на «Аллюр» в вашу не перебегают?

Марина: Иногда и сами артисты спускаются посмотреть, а что же там внизу…

— На концерте будут сюрпризы?

Паша: Это, как всегда, наша маленькая тайна.

Марина: Сюрпризов будет много.

Паша: Даже для нас.

Марина: Мы обещаем, что каждый из нас подготовит по одному сюрпризу.

Денис: Как минимум сценку и танец…

Марина: И стишок.

Паша: А я вот фокус новый разучил.

— А что у вас новенького произошло, из последних событий?

Марина: Я шкаф собрала. Вот этими руками.

— Сама?

Марина: Нет… С помощью человека, конечно.

Денис: Да, вот этими руками ты его подогнала к шкафу…

Марина: Нет, я помогала, у меня даже вон мозолька вылезла.

Денис: Моему сыну вчера девять месяцев исполнилось, и у него вылез третий зубик.

— У тебя один сын?

Денис: Ну… может, и два… :)

Юля: А я вчера узнала, что Жанна Фриске раком больна. Расстроилась очень.

Денис: Мне кажется, что это от Майдана отвлекают.

Паша: Откуда вы всё это знаете? У меня интернета дома нет. Только вот сюда пришёл, в телефон залез, про Майдан прочитал и вот всех удивляю. А так я вне коммуникаций.

Юля: А у нашего барабаниста Коваля девочка татуировку сделала. А я себе божью коровку хочу набить.

— Почему коровку?

Юля: Вот просто хочу себе божью коровку.

Паша: А я кубик Рубика…

Юля: Где? Мне кажется, тебе на правой ягодице сделать нужно.

Паша: Нет, на левом предплечье.

— Вот ты, Паша, чем-то на кубик Рубика похож :)

Юля: Он похож на хлеб!

Паша: А так? (поворачивает голову в профиль)

Юля: А так на кубик Рубика :)

Паша: Кстати, про хлеб. Меня как-то в 14 лет чуть в зерно не засосало. Я на зернотоку работал. И утром на зерне уснул. Пока никто не пришёл, дай, думаю, посплю. А работники приходят утром: «Есть кто?». Я не отзываюсь: не слышу, сплю. Они сушку-то и включили, и меня начало засасывать. Я уже по пояс стою, как в болоте, кричу, ору. Понимаю, что вот-вот на хлеб пойду.

— Сон на зерне сладок…

Паша: Но меня спасли, и я не стал хлебом.

Юля: Не быть тебе хлебом.

— Кстати, белый или чёрный хлеб?

Паша: Ну, если бы меня засосало, я, наверное, был бы белым хлебом. Хотя не знаю…. Быть может, «Бородинским» или «Нарочанским».

— Девочки, а вы только танцуете?

Юля: Не-а, не только. У нас тут в «Граффити» 1 февраля будет ЭВМ-party: мы с Мариной устраиваем такие вечеринки частенько. Делаем веселье. Людям нравится. Мы уже примерно полгода этим занимаемся. Пока только в «Граффити» играем, но думаем выходить на аудиторию побольше.

— Например?

Юля: Хотим сделать такую большую квир-вечеринку в Loft Cafe. То есть там и геи, и лесбиянки будут, и нормальные люди.

Марина: И не будем забывать про слёзный тур.

— Слёзный тур?

Денис: Да, у нас сейчас проходит слёзный тур. Москва-Питер-Смоленск-Варшава-Витебск — вот пять городов уже окучили. 15 февраля будем окучивать шестой — Солигорск.

— Как вас там приняли? Как вообще принимают? Где приём больше всего запомнился?

Паша: Где больше всего приняли?.. Мы принимаем везде одинаково :) Если честно, то в Витебске, наверное, когда мы в «Чердачке» выступали.

Денис: Я очень боялся, что перекрытие этого старого домика рухнет, потому что там такая толпа была… Ну, человек 200, да?

Паша: Может, и 300… Это притом, что клуб-то не большой.

Денис: …И вот эти человек 300 начинают синхронно прыгать. Я всерьёз забеспокоился об их здоровье. Но, слава богу, ничего не рухнуло. Рухнуло пару человек только, и всё…

— Когда закончится ваш слёзный тур?

Денис: Пока слёзы не высохнут на наших щеках.

Разбітае сэрца пацана

«На наших концертах всегда волшебные вещи случаются: люди друг другу замуж предлагают выйти»

— Раз уж концерт в День святого Валентина… Давайте про любовь. У вас у всех она есть?

Марина: Почти у всех.

Юля: У меня нет любви, я не буду отвечать на этот вопрос, я устала оправдываться каждое 14 февраля.

Марина: Вот, кстати, на наших концертах всегда волшебные вещи случаются: люди друг другу замуж предлагают выйти.

Паша: Я предлагал. Жене своей.

Марина: Песни наши как-то соединяют людей.

Денис: А давайте в этот раз соригинальничаем?

Марина: Разведёмся?

Юля: Да, я уже вижу заголовки: «Кто хочет развестись, срочно к нам на концерт…»

Марина: «…Одинокие, приходите: будет много одиноких».

Паша: Да, можно такую замануху устроить, мол, парами нельзя.

Марина: И охранники-психологи должны долго смотреть посетителям в глаза и проверять, дрогнет ли у них что-нибудь на лице.

Юля: Кстати, 14-ый год, 14-е февраля.

— Всё символично. А ещё второй месяц…

Денис: И если 14 разделить на два будет 7. Семь — это счастливое число.

— А кому из вас девушки чаще сердце разбивали?

Денис: У кого было больше девушек?

Марина: У Юли :)

Юля: Опять компромат какой-то. У меня Марина только.

— А вы, девочки, сердца разбиваете?

Марина: Периодически.

Денис: Юля любит… Отзыв был Вконтакте недавно про концерт. Мол, всё замечательно, ребята порвали зал. Угар, трэш, панк-рок… И какой-то следующий коммент: «Да, всё было зашибись. Но длинная опять не дала».

Юля: Много людей страдает, обижается, что я их не помню. Но я стараюсь по-доброму всем отвечать, с пониманием.

Денис: Да, всякие бывают курьёзные ситуации.

Юля: Бывает что-то вроде: «Эй, привет, как дела? Ты что, меня не помнишь? Ты же меня раздевала!» — кричит кто-то на весь трамвай…

Марина: С другой стороны, я вот со своим молодым человеком именно так и познакомилась. Я его на одном концерте РСП раздела, а через два года мы с ним встретились на ЭВМ-party, так и понеслось… И то, что я его раздела, было знаковым событием.

Денис: А у меня с моей женой история очень долгая и мутная. На самом деле, всё было из-за денег. Она была лучшей подругой моей бывшей девушки. 2011 год. Финансовый кризис. Очереди за валютой. А мы с гастролей из Америки тогда приехали, и у меня полные карманы настоящих американских долларов. Самых что ни на есть настоящих. И она мне позвонила, попросила, чтобы я ей продал 300 баксов. Я прикинул все «за» и «против». Чем мне это аукнется и как это надо использовать…

Марина: «Красивая, умная, хозяйственная. Надо продать», — подумал Денис.

Денис: Я и продал ей… По невыгодной для себя цене. Короче, я её, получается, купил за 300 баксов. Это наша семейная легенда. Так и повелось. Начали встречаться. А там каждый день по 300 баксов с этими встречами, поэтому я решил, что это слишком дорого. Надо жениться. Так дешевле будет.

— Вам в соцсетях часто пишут девочки?

Марина: Это мы им пишем…

Денис: Мне — да, часто какие-то запросы в друзья на Facebook приходят… Какие-то девочки, сладкие, лощёные геи, которые жаждут со мной более тесных отношений. Ну, а я… Да… Будьте настырными. Наглость города берёт. Может быть, что-то и получится…

Юля: Например, второй сын… :)

Разбітае сэрца пацана

«Девочки всегда кричат ему: „Ковалёв, сними рубашку!“»

— А у вас случайно вышло, что ты, Марина, Малая, а ты, Юля, Большая?

Юля: Нет, это мы с детства планировали :) Меня вытягивали, а Марину, наоборот, прессовали.

Паша: Мы с Денисом просчитывали всякие арифметические формулы и поняли, что у нас в группе на подтанцовке должны быть персонажи-антиподы: во-первых, блондинка и брюнетка, во-вторых, большая и маленькая.

— Знакомы вы с театра?

Паша: С университета, с Кулька. А про детство это всё шуточки, конечно.

Марина: В детстве мы не знали друг друга.

Денис: Но догадывались.

Юля: Я что-то чувствовала.

Паша: Может, где-то и пересекались.

Юля: Я в детстве не была в Минске.

— Денис, ты ж старожил в группе?

Марина: Неправда! Басист у нас самый старый.

— Вы не соперничаете друг с другом в культовости? Я видела, в одной из вашей групп Вконтакте есть обсуждение «Кто из нас самый культавы?». И там у Юли больше голосов. А за ней Марина идёт.

Юля: Где? Да ладно! (ищет голосование)

Денис: Мы с Пашей там на первом месте, неправда.

— Да нет же. Я посмотрела.

Марина: А меня такой результат устраивает.

Денис: Нет, это все фальсификация. Ну, или раз так, пусть и выступают тогда 14 февраля вдвоём…

Юля: Хорошо, у нас есть записи всех ваших песен. Дешевле будет.

— А вы свои песни сами слушаете?

Марина: Первые альбомы слушали. В плееры закидывали.

Паша: Барабанщик наш — Ковалёв — рассказывал, что прослушал недавно первый альбом и даже прослезился.

Юля: У нас, кстати, градация в группе такая: все прекрасны, конечно, но Ковалёв в группе самый красивый. Девочки всегда кричат ему: «Ковалёв, сними рубашку».

Денис: Да, он накачанный такой. Греческое тело.

Юля: Очень похож на Стасика из Akute. Но Сашка, конечно, лучше, красивее.

Паша: Потому что наш.

— У вас очень теплые взаимоотношения, как я погляжу…

Юля: Это так, на людях. А как только до гримёрки дело доходит, начинаются катапульты и пистики.

— А ваш коллектив расширяться или сужаться не собирается?

Марина: Это секрет.

Паша: Ну, многие и расширяются уже…

Марина: Да, тут не угадаешь. Зимой у нас коллектив сужается, а к весне расширяется.

Разбітае сэрца пацана

«Всё началось с того, что Виктор Цой разбился на машине»

— Музыкальную школу все заканчивали?

Паша: Конечно, нет.

Денис: Сейчас это не особо важно. Песни пишутся в моменты душевных переживаний. Есть такое посторгазменное состояние — плато, когда идёт затухание всех переживаний, чувств, эмоций. Вот во время плато пишется очень хорошо…

Паша: Просто никаких лишних мыслей нет. Ты как будто разговариваешь с Богом.

Денис: Мы целенаправленно садимся и просчитываем математические ходы, и тут я серьёзно. Есть же такая наука — гармония музыки. А музыка — это математика. И это иногда очень здорово помогает. Когда в тупик заходишь и не можешь найти какую-то подходящую гармонию, садишься, калькулятор в зубы и просчитываешь.

Паша: Среднее арифметическое выводишь.

Денис: Да, такие вот у нас все песни усреднённые.

— Как вас вообще в музыку занесло?

Денис: Всё началось с того, что Виктор Цой разбился на машине. И я понял, что иного пути у меня нет. Кто-то должен продолжать его дело. А потом Курт Кобейн из дробовика себе в башку выстрелил. И я понял, что это знак.

Паша: А у меня в 15 лет потрясение случилось. Я перестал любить Spice Girls и «Иванушек», начал любить Blur и Nirvana. А потом меня в музыкалку отдали. Пианино дорого было, отдали на флейту, поэтому я в хор не попал и не ездил, как нормальные чуваки, петь за границу: в Италию, в Германию… Так вот хоровики катались. А мы с оркестром в восьмую школу скатались и в Уручье. Такой был тур за 10 лет.

Марина: А мы с Юлей не пришли в музыку — музыка пришла в нас. Ещё до театра.

Разбітае сэрца пацана

«Работать — это рецепт»

— Есть вещи, которых вы никогда не станете делать на сцене?

Денис: Сцена — это такое место, где все возможно, если это оправдано. Нет вещей, которых на сцене делать нельзя, если это нужно для дела… Опять же, есть элемент шоу, и там любые действия запланированы и, как правило, оправданы.

Паша: Мне кажется, не нужно заигрывать с публикой. Ну, в плохом смысле. Заискивать перед ней.

— Часто ли у вас случается, что-то во время выступления идёт не так?

Денис: Зачастую так и происходит. Это в основном техническая сторона вопроса. То есть настраиваешь звук, выходишь на сцену, а там всё равно лажа. Что-нибудь летит, не работает, и все музыкальные фишки, которые ты всю ночь заготавливал, коту под хвост.

— Как вы всё успеваете? И театр, и группа…

Денис: У нас просто много составов. Как у «Ласкового мая». У них там штук 15, кажись, было, и они по всему Советскому союзу фигачили. Вот так и у нас.

Паша: А если серьёзно, то у нас многие что-то делать хотят. А ты смотришь на них… Как они в этих кабаках или в барах ошиваются?

— Ты про белорусскую музыку сейчас?

Паша: Про белорусскую псевдоинтеллектуальную культурную тусовку. «Хулиганы», «Чердаки» — люди на это тратят время. А мы успеваем, потому что мы работаем много. Это единственный путь. Чем больше ты просто фигачишь, не отвлекаясь на ерунду, тем больше получается. Это рецепт. Работать.

Марина: Ну, Паша — это наш маленький скромный гений.

Денис: Единственный, кто делом занимается. Это мы всё в интернете сидим. А Паша тихонечко там себе — чик-чик — вот и песенка новая, чик-чик — тут и клип вам, пожалуйста, а вот, глядишь, и альбомчик подсунул.

Автор: Ксения Капитанова / Ultra-Music

Фото: Александра Литвинчик

Группы: Разбітае сэрца пацана

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com

  • — Часто ли у вас случается, что-то во время выступления идёт не так?

    Денис: Зачастую так и происходит. Это в основном техническая сторона вопроса.

    ахахахахахахахахахахахаххахахахахах, это в основном когда вы залитые, да слова с аккордами путаете

  • Злобный критик
    0

    Всё началось с того, что Виктор Цой разбился на машине. И я понял, что иного пути у меня нет. Кто-то должен продолжать его дело. А потом Курт Кобейн из дробовика себе в башку выстрелил. "И я понял, что это знак..." - это матерый абзац... ЗЫ. судя по фоткам скоро и РСП намалюют на стенах этого ленендарного Г....(с)

  • пилот
    0

    Веселые ребята:)