JetSounds: «Этот бизнес похож на русскую рулетку, но с большим количеством пуль в барабане»

Накануне фестиваля Mayday корреспондент Ultra-Music встретился с представителями агентства JetSounds Александром Шугаевым и Александром Косачом и поговорил с ними о рэйвах конца 90-х, райдерах известных диджеев и проблемах локальной сцены.

JetSounds

— История JetSounds начинается на стыке тысячелетий. Как и с чего всё начиналось?

Косач: Скажем так: это результат многолетней работы, начавшейся ещё в 94–95 годах, когда мы начинали здесь вечеринки в андеграунд-режиме. Затем сделали минскую сцену в Казантипе, очень громко о себе заявили. После этого пионеры белорусского рэйва диджеи Ярик и Конь уехали работать по контрактам в Россию и Украину, а мы, насмотревшись на многотысячные площадки в Казантипе, решили, что пора и нам в Минске что-то делать. Если в середине девяностых на вечеринки в Минске ходили 100–150 человек, то на стыке веков это была аудитория в несколько сотен человек, которая гипотетически могла приходить на несколько вечеринок за уик-энд. Мы начали делать крупные проекты в кинотеатре «Мир», затем обкатывали молодых диджеев в ночном клубе «Remix-82», а затем постепенно подобрались к новогоднему мероприятию «Эликсир счастья» на заводе Вавилова, на которое пришло полторы тысячи человек. Это был первый тысячник в Минске. По тем временам это была авантюра чистой воды. Единственное, нам повезло с площадкой, которую чисто случайно откопали в лесу парка Челюскинцев, хотя без личных связей не обошлось: руководство отдало нам помещение, которое «болталось» при заводе просто так. Мы сделали из него качественную рэйв-станцию. И на следующее мероприятие — первый фестиваль «Космос наш!» — все желающие уже не вместились. Мы поняли, что пора готовить опен-эйр. Так фестиваль переместился на свежий воздух. В общем, всё нарастало как снежный ком. В начале девяностых у нас была аудитория в 100 человек, сегодня рэйв в «Минск-Арене» собирает 15 тысяч. Это, по сути, никого не удивляет.

— Тяжело ли сегодня привезти в Минск известного диджея?

Шугаев: С известными диджеями есть одна проблема: они немного «перекормлены». Появилось много фестивалей, вариантов, куда поехать играть. Промоутеры соревнуются друг перед другом, устраивают настоящие аукционы. А есть артисты, которые принципиально не хотят ехать в Россию, а что такое Беларусь, им объяснять бесполезно. Доходит до того, что за выступление в Восточной Европе некоторые артисты дописывают к гонорару лишний нолик. Конечно, адекватных артистов, с которыми приятно иметь дело, хватает. С некоторыми диджеями мы знакомились на своих мероприятиях, грубо говоря, пили водку, и потом уже общались лично по поводу организации выступлений.

— Насколько сложные райдеры у «перекормленных» диджеев?

Шугаев: Технический райдер зависит от мероприятия. Если это просто рэйв, не подразумевающий построения каких-то огромных конструкций с экранами, то всё достаточно просто. А если говорить о серьёзном, брендовом мероприятии, например, Armin Only или Mayday, то там есть конкретные условия. Я трое суток провел в «Минск-Арене» перед Armin Only. Там была очень сложная конструкция: сзади огромный экран, перед ним плоскость, спереди которой диджейская, а в саму плоскость утоплены два батута, на которых должны были прыгать акробаты. Конструкция была очень высокая, а батуты нужно было навесить так, чтобы между ними и платформой не было даже маленькой щели — техника безопасности. Специалисты ходили возле этой конструкции чуть ли не с линейкой: «Щель в два сантиметра? Нужно заделать». Это было очень сложное в техническом плане мероприятие: куча важных мелочей.

Бытовой райдер зависит от характера музыканта: кто-то более «выпендристый», а кто-то попроще. Многие, как ни странно, пьют водку, но часто просят и шампанское — мне кажется, это больше для имиджа. К примеру, ван Бюрен вообще не пьёт, но после выступления он с музыкантами открывает бутылочку шампанского и символически выпивает, чтобы отметить окончание шоу.

— Скоро в Минске в четвёртый раз состоится фестиваль Mayday. Как удалось привезти его в Беларусь?

Шугаев: Чтобы привезти в Беларусь Mayday, нам пришлось съездить в Германию, познакомиться там с владельцами фестиваля. И затем совместно с нашими российскими партнёрами Radio Record мы смогли организовать фестиваль в Беларуси. На тот момент у нас было портфолио, мы уже много лет проводили «Космос наш!», да и по электронным мероприятиям в стране мы занимаем лидирующую позицию. Когда имеешь такой бэкграунд, общаться намного проще. Другое дело, когда ты пишешь письмо: «Я Вася Пупкин, хочу сделать Мэйдэй». Хватает и таких.

— Какое мероприятие JetSounds вы считаете самым успешным?

Шугаев: Самыми успешными я считаю оба мероприятия с Армином ван Бюреном — ASOT 6000 и Armin Only. Это совершенно другой уровень. Мне было очень приятно работать: когда у тебя новый вызов, другие масштабы, всё делаешь с удовольствием. Всё получается, видишь счастливых людей: на Armin Only, к примеру, была очень разная публика: молодёжь, люди в возрасте. Я даже видел в вип-зоне женщину за сорок, которая просто плакала от счастья.

— На выступлениях белорусских диджеев женщины не плачут.

Шугаев: А вы посмотрите на белорусских «звёзд»: их пытаются раскрутить промоутеры, они работают по каким-то корпоративам, но реальных музыкантов, способных собрать большие площадки, по пальцам пересчитать можно. Есть ещё проблема: сегодня каждый второй — диджей. Вот есть несколько клубов, которые привозят хороших музыкантов, но основная масса приглашает неизвестно кого, а люди всё равно приходят не за музыкой: выпить, познакомиться. У нас, наверное, нет клубной культуры. Заведения, которые изначально себя позиционируют как клубы с актуальной музыкой, всё равно сталкиваются с проблемой: нужно зарабатывать деньги. Ты привёз крутого диджея — на него не пришли, привёз второй раз — опять не пришли. В итоге в клубе появляется местный диджей, который играет какую-нибудь веселуху, ну, а людям-то всё равно. Они не готовы каждую неделю платить по 20 долларов за актуального диджея. А реальные меломаны почему-то сидят по домам и придумывают себе причину, чтобы не пойти на вечеринку. Был показательный случай. Впервые в Минск приехали The Prodigy, это был на тот момент настоящий прорыв. Но билет был дороговатый, люди ещё не привыкли столько платить за концерты. И я встречал многих друзей, которые слушают The Prodigy, и они придумывали кучу отговорок, чтобы не пойти на этот концерт: кто-то говорил, что вот если бы их десять лет назад привезли, тогда да, кто-то на погоду жаловался… Это такой странный снобизм и он распространяется и на нынешнюю ситуацию. Проблема ещё, как мне кажется в том, что вся эта тусовка достаточно маленькая для двухмиллионного города.

— А если конкретнее? Мало — это сколько?

Шугаев: Чтобы понять, сколько реально интересующихся актуальной электронной музыкой людей, нужно смотреть на посещаемость фестиваля «Космос наш!» Он задумывался как фестиваль для ценителей, куда приезжают актуальные европейские диджеи — это не попса. Обычно на «Космос наш!» приходит около пяти тысяч человек. Это значит, что можно смело умножать цифру в два раза, чтобы понять количество реально интересующихся актуальной электронной музыкой людей. Но это мои ощущения.

— Сколько процентов мероприятий JetSounds сегодня приносит прибыль?

Шугаев: Естественно, это достаточно рискованный бизнес. И здесь не надо смотреть на отдельное мероприятие, это как в покере: в одной игре ты можешь выиграть миллион, а на протяжении ещё сотни постоянно проигрывать по десять тысяч. На длинной дистанции мы держим планку, компания работает, появляются новые мысли, идеи. Конечно, есть провалы, мы их анализируем, делаем выводы. Мы бы могли поступать проще: сводить все расходы к минимуму, не ставить шатры, не тащить на площадку кресла. Но наша позиция — людям должно быть комфортно. Мы не экономим на важных нюансах: это имидж нашей компании, для нас это очень важно.

Косач: Схема, матрица отработаны до автоматизма. Естественно, при больших мероприятиях уровень рисков и ответственности гораздо выше. Но основы матрицы для любых мероприятиях едины. Случаются разные форс-мажоры. Начиная от дождя и заканчивая самыми удивительными вещами. Когда умер Уго Чавес, мы как раз готовились к ASOT 6000. И в интернете все начали писать, что мероприятие отменят из-за траура. Это сейчас смешно, а когда всё это начало обсуждаться на серьёзном уровне, улыбка пропала. Вообще этот бизнес похож на русскую рулетку, но с большим количеством пуль в барабане.

— Этим летом агентство проведет первый фестиваль живой музыки. Вы выросли из рэйвов?

Шугаев: Нет, просто так исторически сложилось, что агентство JetSounds занималось именно электронной музыкой. Но я побывал на многих фестивалях, и мне самому стало интересно заняться организацией именно опен-эйра с живой музыкой. Увидев, как делают фестивали в Европе, и понимая, что у нас людям такая музыка тое интересна, мы, наконец, пришли к организации «живого» опен-эйра. Почему мы выбрали название для фестиваля «Дружба»? Мы захотели изначально настроить людей на позитив. Если назвать фестиваль «Выбитый зуб», то и отношение будет соответствующее.

Косач: Мы взялись за организацию фестиваля «Дружба» именно для того, чтобы в Беларуси состоялся настоящий многодневный фестиваль европейского уровня с максимально возможным комфортом в загородных условиях. Нам бы хотелось, чтобы на фестивале собрались единомышленники, люди на одной волне, чтобы им ничего не мешало.

— Насколько сложнее для вас организация «живого» фестиваля?

Косач: Мы неоднократно организовывали локальные мероприятия с участием музыкальных коллективов, но в таком количестве — впервые. А каждая группа — это настройка аппаратуры, смена составов. Есть серьёзные технические и технологические вопросы. Впрочем, у нас есть профессиональная команда, у которой хватит опыта для организации такого мероприятия.

— На фестивале ожидается аншлаг?

Косач: Мы ожидаем до пяти тысяч гостей. Если их приедет больше, мы готовы принять и большее количество. Планируется, что в хутор будут ездить специальные шаттлы. На самом деле, расстояние не такое большое. Мы работаем над вопросом проезда, будем советоваться с потенциальными посетителями фестиваля в социальных сетях, чтобы до автоматизма проработать схему. Одна из задач фестиваля — вывести инфраструктуры на новый качественный уровень. Мы однозначно хотим предложить нашим посетителям максимальный комфорт.

Автор: Александр Чернухо / Ultra-Music

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com