1

Даниэль Аугуст Харальдсон (GusGus): «Я хочу, чтобы люди теряли себя в танце»

Во время второго приезда GusGus в Минск вокалист и идейный лидер группы Даниэль Аугуст Харальдсон рассказал Ultra-Music о новом альбоме, о мэре Рейкьявика, отсутствии женщин в группе и влиянии климата на культуру в стране.

— Вы второй раз в Беларуси. Помните что-то с первого приезда?

— Честно? Не помню абсолютно ничего :)

— Ваш новый диск «Mexico» проще предыдущих, он словно призван быть удобнее для массового слушателя. Это выбранное направление или просто стечение обстоятельств?

— Во время записи мы были на хорошем ходу, и нам хотелось на шаг отступить от «Arabian Horse», на котором было много очень глубоких отрезков. Нам захотелось слегка взвинтить движение, и мы сознательно решили сделать быстрый, доступный альбом. На нём тоже есть глубокие тона, партии сложнее, да и сама музыка более запутанная. Но в целом — мы в радостном и лёгком движении, и это именно то, чего нам хотелось.

GusGus

— Хочется даже провести параллель между обложками: «Arabian Horse» был бело-коричневым, а «Mexico» — в ярких тонах.

— Да! Закройте глаза и подумайте о Мексике — ваши мысли будут красочными. Мексика — очень экзотичная страна, она и зелёная, и оранжевая, и красная, и жёлтая. Мы подумали, что такая обложка хорошо подходит к нашему музыкальному движению.

— У вас уже был «поход» на восток — «Arabian Horse», был «поход» на запад — «Mexico», о севере вы и так знаете хорошо. От следующей записи стоит ждать чего-то южного?

— Может быть :) На каждом альбоме мы пытаемся поймать новый звук. У любого из наших дисков свои особенные характеристики: «24/7» был очень тёмным, на «Arabian Horse» было много поиска, «Mexico» — светлый, доступный и быстрый. Какой будет следующая работа, я пока и представить себе не могу. Мы поймём это только тогда, когда начнём делать музыку. Но мы и в самом деле думали отправиться немножко южнее, в Южную Европу, создать пространство, своеобразный лагерь, где мы могли бы сконцентрироваться на работе. Там и будем исследовать наши будущие предприятия :)

— Вы всегда были профессионалами в смешении стилей: трип-хоп, хаус, техно… Уже знаете, что будет следующим?

— Да, нам нравится смешивать стили. Мы и дальше будем этим заниматься. Какими получатся пропорции в следующий раз, заранее не угадаешь. Вряд ли, конечно, мы сделаем целый альбом баллад: мы всё же всегда уделяем много внимания ритмической части. Музыка должна быть танцевальной, должна давать возможность двигаться под неё — и это наша основа, наш стержень.

— А что для вас важнее: когда на концерте люди танцуют или когда они наблюдают и внимательно слушают?

— Я хочу, чтобы люди теряли себя в танце, в своём движении. Цельный музыкальный опыт цепляет и мозг, и тело, и мы думаем о том, чтобы наша музыка влияла на людей и в духовном, и в физическом смысле. Я люблю, когда люди закрывают глаза и теряются в музыке — я и сам делаю так на сцене.

— Музыка GusGus чётко делится на две части: биты и ритмы создают пространство, а мелодии и вокал это пространство заполняют. Как вам удаётся балансировать между этими частями в процессе создания трека?

— Песня захватывает, уводит за собой, она словно машина, которая едет неизвестно куда. Да, иногда ты работаешь над песней и точно знаешь, как она должна закончиться, но обычно ты и сам не представляешь, куда её может увести. Так что мы делаем предварительную версию песни, а потом ищем пути, пока не станем довольными и счастливыми. Мы обрабатываем песню, словно лечим её, мы пытаемся отвести песню домой. Вокал в общем миксе может бить прямо в лицо, а может остаться позади — всё зависит от того, где лежит ритм, насколько широко звучит бас. А если вдруг две песни принимают схожее направление, то мы пытаемся переделать их так, чтобы они звучали по-разному, или хотя бы делаем в этих песнях разные акценты.

GusGus

— Исландия недавно пережила большой кризис, в мире неспокойно — в Украине война, Европу лихорадит. Как всё это отражается на GusGus?

— Слишком много негатива влияет на людей, во многих местах планеты сложные времена. Конечно, мы видим дальше своего носа, мы впитываем вещи из нашего окружения, и внешний мир отражается на нас. Но наш выход в основном эмоциональный. Мы не пишем политических песен, мы всё выражаем в эмоциях на личном уровне.

— История о том, как комик Йон Гнарр стал Рейкьявику отличным мэром, потрясла мир. А в музыке человек без профессиональных навыков тоже может стать лучше любого профессионала?

— Да, если он будет так же искренен, как Йон Гнарр на посту мэра. Искренность, честность, разумная рабочая этика могут сделать из вас хорошего музыканта, хорошего мэра — хорошего человека на любом месте.

— В одном из интервью вы говорили: «Не столь важны средства, которые используются в работе, как умение владеть этими средствами». А есть ли метод, как пользоваться средствами правильно?

— Я не знаю, какой из путей верный. Важно помнить, что дилетант может стать профессионалом, как это случилось с Йоном Гнарром. Если ты вокалист, ты просто должен заглянуть внутрь себя, найти нужный голос и озвучить его. Если ты сделаешь это с чувством, то тебе будет легко работать дальше.

— У Хёгни Эгильсона есть сайд-проект, в котором он играет совсем другую музыку. Часто участники GusGus делают что-то совсем иное?

— Да, такое случается, Хёгни не один такой :) У него есть соло-проект — и у меня тоже, у него есть ещё одна группа в Исландии — и у меня тоже есть. Я создал эту группу в 1987 году, она называется Nýdönsk, мы работаем вместе уже 27 лет. Ещё у меня есть кантри-блюзовый проект с Крумми, фронтменом метал-группы Minus. К тому же я работаю в театре, и Хёгни, кстати, тоже. Для нас это просто и естественно — фокусироваться на разных аспектах, разных подходах к созданию музыки. Думаю, разные практики только помогают нам расширять горизонты.

— GusGus остался без женского участия. Как это влияет на ваш боевой дух?

— Мы теперь бойз-бэнд! Конечно, женское влияние отличается от мужского, и мы очень скучаем по Урдюр (Хауконардоттир, бывшая вокалистка группы — прим. UM). Она была сильным, важным фактором в GusGus много лет. Вообще-то она спела одну песню на «Mexico», то есть женский фактор всё ещё присутствует. Да, в целом мы стали бойз-бэндом, но у нас есть наши семьи, и мы придаём им особое значение, чтобы держать вещи в балансе :)

— Исландские музыканты славятся умением визуализировать свою музыку: у Sigur Rós вышел фильм «Heima», у Björk — «Biophilia». GusGus начинали как кинематографичный проект. У группы не возникало желания перенести теперешнее состояние группы на большое видео?

— Визуальный аспект для GusGus всегда был очень важен, и, как ты правильно отметил, именно с него и начался весь проект. Может, на этом альбоме мы не уделили ему достаточно внимания, но мы смотрим в будущее. Визуальная часть для цельного впечатления очень важна, как и обложки альбомов. Это то, что поражает, это то, что собирает все ингредиенты воедино. Сами ингредиенты — конечно, музыка, но визуальная сторона может дать другой угол обзора, иной опыт восприятия. Это очень важно, мы понимаем это, и в ближайшее время наверняка уделим визуализации больше внимания.

— Исландцы — самая читающая нация Европы и одна из самых музыкальных. Как думаете, почему так сложилось?

— Объяснение можно отыскать в географическом положении нашей страны. Мы живём в экстремальных погодных условиях, так что люди проводят много времени внутри своих домов. А когда ты подолгу сидишь дома, тебе нужно чем-то заниматься — читать, делать музыку. Иначе ты просто сойдёшь с ума! Внутри домов лучше получается концентрироваться, разбираться в вещах — и создавать новые вещи.

— Значит ли это, что непрерывные грозы на протяжении месяца могли бы поднять уровень культуры в Беларуси?

— Пожалуй, в первую очередь они бы увеличили население :) А потом, я уверен, и творческую эффективность тоже.

Автор: Мікалай Янкойць / Ultra-Music

Фото: Павел Чаплин

Группы: GusGus

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com