The Blackmail: Хотелось бы оставить свой след в музыке

Ценителям андеграундной музыки Минска уже знакомо имя группы The Blackmail. За последний год группа набрала обороты и теперь её название всё чаще мелькает на городских афишах. Мы много о них слышим, но знаем не так много. Ultra-music решил познакомиться с музыкантами.

На встречу в кафе «Темпо» ребята прибывали поочерёдно. Тому были разные причины: кто-то задержался на работе, кто-то пожизненный любитель опаздывать, а кто-то… неожиданно попал в аварию. Да-да, именно в этот день солиста группы Максима Кульшу угораздило столкнуться с неприятными обстоятельствами на дороге. Но, слава Богу, всё закончилось хорошо и встреча состоялась в полном составе.

Как всё начиналось у группы The Blackmail? Где вы познакомились?

Максим (вокал, гитара): Это довольно долгая история. Наверное, всё началось с того, что Слава на одном форуме написал, что хочет создать группу. Я это увидел и оказалось, что наши музыкальные предпочтения очень похожи, что мы хотим играть примерно одну и ту же музыку. Так собрались я, Слава и ещё один чувак. Но с ним у нас ничего не получилось, так как он как раз слушал другую музыку. В общем, мы с ним распрощались и продолжили поиски. Ещё с нами какое-то время выступала девушка. Она была солисткой. Но когда к нам присоединился Юра, то ей тоже пришлось уйти. Не подружились они как-то…

Юра (гитара): Просто у девочки был слишком слащавый вокал. Он немного не соответствовал тому, что мы хотели слышать, да и вообще как-то не вышло.

Максим: Хотя пела она в принципе хорошо.

Слава (бас): Кстати, Юра и Артур присоединились к нам, увидев тоже  моё сообщение в интернете.

Артур (ударные): Мы играли уже до этого вместе. Увидели сообщение, решили позвонить. В результате всё вышло удачно, как видите.

Максим: Да, но поиски вокалиста продолжались. Пробовали парня похожего на Виктора Цоя, и басиста Karavan’а, и одного ковбоя..

Ковбоя?

Максим: Ну такой… в клетчатой рубашке, по Kings of Leon. И, в конце концов…

Слава: Максим запел! Артур сказал: «Все, хватит! Давай-ка, попробуй».

Максим: У нас были ночные репетиции и мы, подвыпившие, решили попрактиковаться в этом. Получилось довольно неплохо и я стал солистом The Blackmail.

Юра: В общем, началась наша история чуть более трёх лет назад.

Максим: Когда я запел, это было примерно осень-лето 2007 года.

А вы до этого участвовали в других проектах?

Юра: Мы с Артуром давно играем. Даже это название Blackmail пошло ещё от прошлых наших групп.

Артур: Да, был проект свой. Начинали вместе, играли инструментальную музыку. А потом уже, когда собрались, то вспомнили это название, предложили и всем понравилось.

Просто вот так вот? То есть «шантаж» не несёт за собой никакого скрытого смысла?

Юра: Да, нет ничего такого. Просто взяли список английских слов и выбрали это.

Максим: Название отлично подошло. Музыка тогда была очень мрачная. Настоящий шантаж.

Вы, наверное, знаете о существовании немецкой группы Blackmail?

Юра: Мы на самом деле и добавили это The, чтобы отличаться. А то кто-то умный сразу же начал нам писать, что вот есть такие немцы и название не наше. Хотя существует немало групп с похожими названиями. Да и blackmail, я думаю, если пошуршать по миру, то найдётся ещё не одни.

А музыкальное образование у всех имеется?

Слава: Нет, только у Максима…

Максим: Мне оставалось ещё полгода, когда я бросил музыкальную школу.

Как вы начали играть на своих инструментах? Вот, например, ты, Артур, как начал играть на ударных?

Артур: Просто лет в тринадцать отец предложил поучиться у преподавателя. Я решил попробовать, а потом забросил. Вернулся к этому уже после предложения Юры поиграть вместе.

Юра: До того, как я сделал это предложение Артуру, я играл всего около месяца. Мне было 18, довольно поздно, но главное желание.

Максим: Юра, кстати, левша.

Юра: Да, я левша, но играю правой рукой. Я не нашёл гитары для левшей тогда. Теперь привык. Не знаю, лучше или хуже я бы играл левой…

Слава: А я просто с детства питал любовь к бас-гитарам. Мне с детства нравился мультик «Чип и Дейл», там вначале отличная партия. И в Марио, особенно в подземельи (это шутки такие, они вообще очень весёлые ребята — прим. AL). Я играю лет где-то с 17-ти.

Есть ли исполнители, вдохновившее вас в вашем творчестве?

Юра: Мы когда начинали с Артуром, то слушали группы смешанного понятия брит-рок, например, Coldplay. Потом появились Franz Ferdinand. И они повлияли на звучание, показали, как можно играть.

Как проходит процесс написания песен в группе?

Максим: На репетицию каждый приносит свою идею. Мы корректируем друг друга, подсказываем что-то.

Юра: У каждого своё видение, поэтому мы собираемся и решаем всё вместе.

Максим: У нас нет марионеток, которые просто играют то, что им сказали.

Часто в группах есть один человек, который в основном пишет музыку и слова сам, а остальные играют то, что он написал.

Юра: Да, но это группа одного человека.

Максим: У нас это происходит по-другому: допустим у Юры родилась определённая мелодия, он показывает её нам, а потом каждый придумывает под неё свою партию. Взять, например, Артура: он будет играть только так, как ему нравится, сколько ты ему не говори, чтобы он делал это иначе. Каждый должен получать кайф от игры.

Почему вы не хотите публиковать тексты песен?

Максим: Времени набирать нет. Но, помимо этого, я считаю, что люди должны сами пытаться понять, о чём поётся в песне.

Слава: Да и у каждого человека должно быть своё видение. Зачем лишать людей воображения?

Есть ли у вас любимая песня собственного сочинения?

Слава: У каждого своя, наверное.

Юра: Может быть, «Tonight». Мы её первой всегда ставили. Наверное, всем она нравится.

Максим: Мне «Affair» очень нравится.

Артур: На данный момент мне нравится «Treasure».

Слава:  Да-да, мне тоже она нравится.

Максим: Они часто меняются на самом деле. Старые песни приедаются, а новые играть интереснее.

Когда у вас был самый первый концерт?

Максим: 28 ноября 2007 года в «Гудвине». С нами играли Karavan, Lucky Mistake, Krok, Relikt и Hair Peace Salon.

Тогда же было больше волнения? Сравните ощущения от первых концертов и сейчас?

Слава: Ну есть волнение, конечно, но тогда оно было гораздо больше.

Юра: Сейчас мы больше всего думаем о том, чтобы публика получила качественное исполнение.

Максим: Каждый раз получается по-разному. Мы должны видеть, что людей прёт, что у них есть настроение.

Юра: Но за последние полгода у нас плохих концертов не было. По крайней мере, никто не жаловался.

Так какие всё-таки эмоции во время концерта?

Макс: Мне хочется орать, петь.

Да ты и так поёшь!

Максим: Вот и, слава Богу.

Артур: Зависит от того, как реагируют люди. Если есть отдача, то и тебя распирает, а если нет…

А после концерта? Спиртные напитки употребляете?

Слава: Как когда. Бывает так, что кому-то утром на учёбу или на работу и нам не до этого. Пока что мы не можем позволить себе сильно расслабляться.

Бывали у вас какие-нибудь казусы на концертах?

Максим: Бывали. Вот, например, на «Золотой акустике». Сергей Пукст, очень экспрессивный музыкант, порвал один шнур. А мы выступали как раз после него…

Юра: А я один раз грифом ударил девочку по голове. Она прыгала, танцевала, а я её не заметил.

Бедная девочка. Макс, а слова ты забывал?

Максим: Да, забывал. Например, на презентации «To the Forest» я забыл начало «Wild Sparks». Мне помогла публика, которая к счастью знала слова. Они начали громко петь. Я направил микрофон в зал, а потом уже вспомнил и продолжил сам. Все подумали, что так и надо.

Считаете ли вы, что если группа выбрала стиль, в котором играет, то она должна его придерживаться?

Единогласно: Нет!

А как вы себя-то позиционируете?

Максим: Вначале был рок, потом пост-панк, некоторые песни — гаражный рок.

Юра: В основном мы всё-таки пост-панк группа

А многие вообще называют вас инди…

Максим: Инди — это независимые группы, а такого понятия музыки, как инди — фактически нет. Да и даже если бы был, нам не кажется, что наша музыка подходит под то, что вкладывают в это понятие относительно музыки.

Расскажите побольше о ваших музыкальных предпочтениях. Слушаете ли вы что-нибудь отдалённое от рок-музыки или вообще попсовое?

Максим: Я слушаю электронную музыку иногда.

Юра: После принятия алкогольных напитков хорошо идёт «Нагано» или «Кровосток».

Слава: Это может показаться странным, но мне нравится песня Максим «Весна». А ещё я люблю слушать Билана, когда посуду мою. Пританцовываю даже… Можно слушать всё, что угодно. Главное, чтобы тебе это нравилось

Максим: Да, если тебе это нравится, то не надо стесняться. А то некоторые послушают Баскова какого-нибудь, а потом удаляют из ластфм. Не надо удалять! Так и формируется личность.

Ну и под конец, расскажите о ваших планах на ближайшее будущее? У вас выходит альбом?

Максим: Да, сейчас мы над ним работаем. Пишем новые песни. Туда не войдут песни, которые были на EP.

Юра: По поводу даты не хочется давать каких-то конкретных обещаний. Пока всё идёт по плану, но мало ли.

Слава: Ещё мы собираемся снять клип.

Максим: Да, такое небольшое промо-видео. Также у нас в планах сделать сайд-проект на русском языке.

Вы как-нибудь продвигаете себя за рубежом?

Максим: У нас есть один знакомый из Польши, с которым мы ведём переписку по интернету. Он помогает нам продвигаться там, посылает наши записи на различные радиостанции. Благодаря ему в Варшаве взяли наш последний сингл в ротацию. Да и так, о нас узнают всё больше людей из других стран.

Какими вы видите группу The Blackmail через лет 7?

Артур: Я думаю, у нас всё будет хорошо. Мы очень упорные.

Юра: Мы собираемся работать дальше. Здесь у нас должно быть вообще всё замечательно, а там… там тоже неплохо.

Максим: Я надеюсь, мы займём достойное место в мире музыке.

Слава: Хотелось бы оставить свой след в музыке.

Автор: Alina Linki

Фото: Вячеслав Радионов

Группы: The Blackmail

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com