Разговор на кухне с группой DZIVASIL

Подготовив вопросы к Андрею Молоковичу и Инне Пересецкой, создателям проекта DZIVASIL, я отправился в микрорайон Чижовку, где проживает эта, по их словам, «социальная ячейка общества» и оказался на кухне, естественно.

Там же был сразу угощён вкусным пловом, жареными каштанами, имбирём в форме Муми Тролля, рассказами об Индонезии, откуда вернулась подруга Дивасилов, и песенкой их дочери Иолы — «Капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка это ШАРФ корабля».

— Как рождался ваш проект и его название?

Инна: В муках. В муках совести.

Андрей: Ещё до нашего знакомства с Инной я занимался музыкальным оформлением выставок художников по дереву, в которых сам принимал участие. К этому моменту я уже экспериментировал со звуком, и у меня была идея наполнить эти эксперименты древними мелодиями белорусского этноса. А познакомились мы на выставке больших скульптурных композиций из битой глины «Шамота». Разговорившись, я понял, что нашёл то, что искал — Инна обладает тем самым «музыкальным кладом», который мне так нужен. Вместе с Дмитрием Зайцевым — народным мастером по бересте, который играл на окарине, мы впервые выступили в Мирском замке. Это выступление мы и считаем рождением проекта DZIVASIL. А что касается названия, у меня была идея записать серию дисков, каждый из которых назывался бы именем определённого растения, встречающегося на Беларуси. К примеру, полынь. Так вот дивасил, который считался панацеей от бед и болезней ещё со времён белорусского язычества, прижился больше остальных. Инна же участвовала до Dzivasil'a в таких проектах как Artes Liberales, «Калаварот», «Яваровы людзi». Сейчас проект оброс людьми, которым это интересно и которые участвуют в нём как мыслящие единицы. Вместе делаем музыку, вместе решаем организационные вопросы.

Инна: А объединяет нас схожее отношение к музыке и к культуре в целом. И для нас весомую роль играет не только обязательный профессионализм, но и человеческий фактор.

Андрей: Сейчас это — Павел Кузюкевич — валторнист, ранее сотрудничавший с группой «Ляпис Трубецкой», басист Вячеслав Сергиенко, перкуссионист Роман Тябут, также игравший в Artes Liberales и дударь Денис Сухой — наш кум и крестный папа нашей дочери, который с нами от самых истоков.

— Как вы пришли в музыку? Кто ваши учителя?

Андрей: В 5 лет я попросил отца купить мне гитару, с тех пор занимался самообразованием и со своим друзьями разучивал музыкальные пьесы, мы много практиковали и стали делать свою музыку. С Дмитрием Басько и Александром Молоковичем (мой брат) создали проект «7 Снов», который позже стал основой для написания музыки к спектаклю «Эти свободные бабочки» Театра «Компания». Я считаю, что самые настоящие учителя — это те, кто даже не подозревает, что они учителя. Прямых учителей у меня не было, были косвенные, которые во многом научили меня, как нужно делать, и, что более ценно, как ненужно.

Инна: Сначала я училась в лицее при консерватории, затем закончила университет Культуры по классу эстрадного вокала. Хотя глобальный учитель для меня Том Уэйтс. Он очень атмосферный, честный, поёт о том, что пережил и знает сам. Ещё беру пример с Дэвида Сильвиана, который может позволить себе готовить альбом неограниченное время, а композиции — по 15 минут, причём такие, от которых не оторваться. Это вызывает уважение.

— Как вы начинаете слышать свои мелодии? В каких родниках питаете своё творчество?

Андрей: Процесс создания музыки — интуитивный. Руководствуемся своим внутренним видением. Песенный материал — очень старый, много раз трансформировался. Мы пытаемся, изучив его и пропустив через себя, услышать его и передать по-своему, по-другому. Те настроения входят в соприкосновение с опытом, который есть у нас сегодня. Песня для меня — предмет искусства, я не сторонник их календарного использования. Нас часто упрекают за то, что мы не реконструируем те древние мелодии, за которые берёмся. Но мы не научные сотрудники и мы придерживаемся взгляда, что язык звучания, который мы ищем, поможет по-новому раскрыть этот материал для современных людей. Для нас это больше культурное явление, нежели этнографическое. А что касается реконструкции, к которой я сам отношусь с большим уважением и интересом, это не для нас. Просто мы — другие.

Инна: Мы ощущаем непохожесть этой музыки на какую-либо другую. И хотим, чтобы она нашла своё место в великом сегодняшнем разнообразии.

— Во что или в кого вы верите?

Инна: В Господа нашего… Хочется верить в людей. Я придерживаюсь ортодоксальных взглядов и уверена, что Разум, который Добро, когда-нибудь победит.

Андрей: Как папуасы — в небо над головой, в землю под ногами.

— Что такое для вас время? Как вы его ощущаете?

Инна: У меня с этим беда. Всё как-то очень завязано — всё что происходит будет происходить всё время. Время — это человеческая штука, стареют люди, умирают люди, а всё остаётся. Странно всё, словами не объяснишь. Время — это условие, при котором человек будет развиваться, оно создано, чтобы человек помнил, что оно быстротечно, и перестал суетиться.

Андрей: Время — это абстрактная сила, которая заставляет человека определяться. Когда ты чувствуешь безвременье, как в детстве, времени хватает на всё. Чем социальней человек, тем больше оно давит. Оно заставляет меня быть деятельным, оно не бесконечно, оно для каждого определено. Мне запомнилось, как о времени сказал Анатолий Папанов в своём последнем фильме «Холодное лето 53-го»: «Очень жалко потраченного времени. Просто хочется поработать.»

— Ощущаете ли вы себя белорусами? И что это за народ?

Инна: Как же не ощущать, конечно, ощущаем. Это очень странный народ. С одной стороны все говорят о хвалёной терпимости белорусов, а с другой, достаточно отстранённый народ, ему по большому счёту, всё равно.

Андрей: Белорусы — очень разные. В принципе, я чувствую себя белорусом. Я не буду агрессивным и злым.

Инна: А мне хочется.

Андрей: Народ, у которого огромнейшее разноплановое собрание песен, претерпевшее влияние со всех сторон. Ни один из европейских народов не может похвалиться таким количеством песен. Белорусский этнос — один из самых старых. Народ душевно сильный, смиренные люди. Способные на очень многое, но знающие, что есть сдерживающий фактор. Они, мы — мне нравимся. Не смотря ни на что, мы себя очень прилично ведём.

— Какую музыку вы сами любите слушать? На концерт каких музыкантов вы сами хотели бы попасть?

Андрей: Я хотел бы побывать на концерте Radiohead, хотелось бы это послушать в живую. Из невозможного — Джими Хендрикс. Из последнего Fink. Много классической музыки.

Инна: Говорят, что на родине Тома Уэйтса попасть на его концерт стоит 20 долларов. Интересно было бы с ним пообщаться. Кейт Буш, Дэвид Сильвиан, Том Йорк — чем старше он становится, тем больше похож в музыкальном плане на Микаэла Таривердиева, интересно, что бы он делал, если бы дожил до наших дней; Пётр Мамонов, Бьёрк.

Андрей: Рави Шанкар — эпохальный человек. Стефан Микус — музыкантище — у него всё в равновесии и это не может не заряжать, удивительное чувство такта — через него можно ощутить другую философию — музыкант — как ещё один инструмент, только гораздо более сложный и гармоничный.

— Как вы находите возможность существовать сегодня?

Инна: С трудом. Очень жаль, что временные затраты на добывание «куска хлеба» отнимают много сил. Мы не такие прогрессивные люди, чтобы отказать себе в детях и семье.

Андрей: Одно радует — друзей много, нас не обижают, помогают.

— Кто ваш слушатель? И на что настраиваться людям, которые имеют намерение прийти на ваш концерт?

Андрей: Как я уже замечал — люди разные. На последнем концерте в Музее Янки Купалы запомнился доброжелательный дядечка, который слушал нас с бутылкой абсента в руках и угощал всех желающих. Но в основном, на концерт к нам приходят люди интеллигентные, начитанные. Конкретной целевой аудитории мы себе не задаём, но это не случайный зритель. Каждый находит свой нюанс, и наша музыка может подходить ему по разным критериям.

Инна: Каждый человек имеет собственную настройку, и мы не собираемся влиять на поведенческие настроения наших зрителей. Мы с уважением относимся к миропониманию других и ждём такого же отношения к себе. И будем рады, если нам удастся создать комфортное настроение слушателям.

Сами музыканты определяют то, что они делают, к музыкальному направлению Etnhoambient.


Услышать группу DZIVASIL можно 2 ноября 2010 года на Малой сцене Концертного зала «Минск».

Автор: Андрей Савченко

Фото: Анна Юнхова

Группы: DZIVASIL

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]