2

Rise in Rage: «У Саши Солодухи красивые зубы и лысина. Он вообще молодец»

Группа Rise in Rage хорошо известна любителям белорусского грув-метала. Недавно музыканты выпустили кавер-EP под названием «Cover Session», перепев песни белорусских команд.

Об этом, а также о славе, успехе, религии и Александре Солодухе мы побеседовали с двумя гитаристами команды Василием Картаковым и Александром Хачатуряном.

«Записывали эту фигню, а потом решили сделать альбом»

— Вы недавно записали ЕР с каверами на белорусские группы. Почему именно белорусские?

В.К.: Почему именно белорусские, почему именно группы? :) Наверное, нужно начать с предисловия.

Прежний барабанщик ушёл от нас где-то в декабре, и, чтобы не сидеть без дела, мы играли на репетициях куски чужих песен, Kreon, например. Наигрывали тот же «Еverybody Lies». Наш новый басист (Дмитрий Маршин — прим. UM) из этой группы, как и новый барабанщик Денис (Денис Козырев — прим. UM). Вот так всё достаточно спонтанно и получилось.

— Но вы записали кавера не только на Kreon…

В.К.: Мы просто сидели, записывали эту фигню, а потом решили сделать альбом каверов на те группы, которые нам нравятся.

А.Х.: В основном, эти группы наши друзья по сцене или по жизни.

В.К.: На заводе вместе работали :) На самом деле, мы думали об этом до того, как записать кавера. Вот, например, песня «The Mercury is Rising» группы Insane Human Resort. Мне и Саше она очень понравилась, но мы никого не знали из этой группы и волновались, как её участники воспримут кавер. В итоге спросили разрешения. Они сразу согласились, и всё прошло хорошо. Пожалуй, это единственная группа, у которой мы вообще спросили разрешения.

А почему именно белорусские… Почему бы и нет? Сейчас стало модно делать кавера на попсу, но я считаю, что это банально. Отчасти это и желание сыграть на популярности чужой песни.

А.Х.: Делать кавер на попсу это попса. Но у нас было своё видение некоторых песен.

— Почему бы тогда не перепеть своих кумиров. Panterа, к примеру?

В.К.: А мы играли каверы на Pantera на сцене, и вполне нормально получилось. Хотя мы не планировали делать каверный альбом. Не было мотивации…

А.Х.: Не было логической мотивации.

В.К.: Да. Было скорее чувство, чем уверенность. Откуда-то изнутри исходило желание сделать кавера на своих друзей. Мы считаем, что выбранные нами группы хорошие. Это не значит, что остальные плохие, нет, просто формат EP-шки позволил записать только пять песен.

— А когда ждать полноценного альбома?

В.К.: Это больная тема.

А.Х.: Дело в том, что свою первую ЕР-шку мы записали, когда были «малыми». И нынешний материал существенно отличается от прежнего.

В.К.: Можно сказать, не вставляет. Наши песни уже надоели нам, мы слушаем их уже четыре года. А новый материал мы пытаемся сделать интересным, в первую очередь, для самих себя. Не хочется штамповать банальщину.

А.Х.: Одна из основных проблем это отсутствие свободного времени. А мы хотим серьёзной работы. Обязательно запишем живые барабаны. Теперь все повально используют при записи электронные барабаны, поэтому современные альбомы похожи друг на друга. Любой может научиться по урокам в YouTube основам звукозаписи и сделать сносную запись за месяц. Нынешние технологии позволяют.

В.К.: Звук некоторых белорусских групп ни о чём, а нужно, чтобы было «Них** себе!»

А.Х.: Раньше нам казалось, что наш первый альбом «Гвоздь» звучит круто, а теперь думаем, что это середнячок.

«Если б мы хотели популярности, то играли бы sympho deathcore»

— Хотите стать богатыми и знаменитыми?

В.К.: Я бы сказал, что музыка это большая часть моей жизни, но не вся жизнь целиком. Я буду заниматься ею, пока она будет приносить мне моральное удовлетворение.

А.Х.: Мы не стремимся к дикому коммерческому успеху. Мы делаем банально прозвучит то, что нравится. Мы не восемнадцатилетние мальчики, которые хотят завоевать мир. У нас нет иллюзий и деления мира на белое и чёрное. Если б мы хотели популярности, то играли бы sympho deathcore то, что сейчас на волне. Но искать выгоду в музыке это не наше.

В.К.: Сложновато отыскать выгоду. Только Солодухе удалось. Солодуха — отдельный разговор. У Саши красивые зубы. И лысина. Он вообще молодец.

— Оставим Солодуху. В Беларуси есть тот же Litesound, который едет на «Евровидение»…

В.К.: Мне нравится Litesound. Приятная лёгкая музыка, под которую в американских фильмах обычно целуются мальчик с девочкой. Их нынешняя песня для «Евровидения» определённо лучше, чем прошлогодняя. Та мне напоминала «Сектор газа» «Эй, гуляй, мужик». «I Love Belarus» — жуткий fail! Пережитки Советского союза, когда культурой занимались не по призванию, а по назначению.

— То есть, у белорусской тяжёлой сцены нет будущего?

В.К.: Нет, будущее точно есть. Грува в Беларуси на самом деле дофигища. Даже в Минске есть с десяток замечательных и интересных групп. Но дело в том, что большинство этих хороших групп делают всё на голом энтузиазме.

А.Х.: А голый энтузиазм когда-нибудь заканчивается.

В.К.: Кого вообще из белорусских групп можно назвать коммерчески успешными?

— Gods Tower, например…

В.К.: Я бы не сказал, что они коммерчески успешны. Скорее, они успешны как легенда. А из приносящих доход можно вспомнить разве что Rasta.

— Вы не планируете писать песни на белорусском?

А.Х.: На самом деле, наш вокалист в чате пишет на белорусском, но в жизни говорит на русском. Сложилось, что большинство нашего окружения говорит на русском и думает на нём же. Это проблема не индивида, а общества.

У нас был загон написать песню на белорусском. Может, ещё и напишем. Мы думали написать и на английском, но побоялись, что публика нас не поймёт. На концерте, конечно, и так хрен что поймёшь, но на записи слова разобрать можно, и мало кто поймёт, о чём мы поём :) А наши тексты, особенно Сашины (вокалиста Александра Коновкова — прим. UM), не пустые и даже довольно провокационные.

В.К.: Мы живём в русскоязычном обществе. Если писать станем на английском, получится, будто будем петь не для своих людей. С другой стороны, это бы существенно расширило нашу географию.

«Ребята набивают себе „рукава“ — это ж недешёвое дело!»

— А в каком клубе самый приличный звук?

В.К.: Звук не вина одного клуба. Самый хороший звук, наверное, был в «Реакторе». Но это зависит от исполнителя. Если чётко играешь чётко и будет слушаться. Может быть, у некоторых молодых групп просто нет опыта, чтобы нормально настроить звук, именно в пачке, в миксе.

А.Х.: Мы когда-то покупали электронные примочки за 100 тысяч. Помню, воткнул одну такую просто в линию, и получился звук Дж-ж-ж! Это сейчас понимаешь, что так не надо, а раньше казалось: «О, дж-ж-ж! Ёпта, это ж так круто! Нафига все эти усилители?!»

На своих концертах мы стараемся уделять много внимания качеству звука. У нас нет кучи примочек, только минимальный набор: гитара, тюнер, нойз гейт и ламповый преамп. И всё. То есть, у нас ни «грелок», ни других эффектов нет. И педалек немного. То, на чём мы играем, сделано нами самими, преампы в частности. Звук, который у нас есть, во многом построен благодаря этим преампам. Поэтому его сложновато будет повторить другим.

— Что для вас концерт?

В.К.: Концерт для меня это движуха. Это шоу, совокупность качества самих песен, звука и исполнения.

— А как же внешний вид?

А.Х.: По нам, наверное, заметно, что мы не паримся об имидже, как другие. Иногда смотришь на группу, особенно на фото, и думаешь у пацанов такие крутые кроссовки, у пацанов такие крутые штаны!.. Особенно интересно, когда ребята набивают себе «рукава» — это ж недешёвое дело! Я бы лучше себе гитару новую купил.

В.К.: Мы выступаем, не стесняясь. Slipknot показали нам, что нельзя стесняться того, что делаешь. Мы стараемся отрываться на концертах и ничего не бояться.

А.Х.: Задай нам коронный вопрос: почему мы лысые теперь? :)

— Хорошо, почему вы лысые?

А.Х.: Сами не знаем :) Мы постриглись примерно две недели назад. Это было спонтанное решение. Теперь не знаем, что будем делать на концертах. Если раньше можно было стать и валить «мельницу», то теперь непонятно, чем заняться. Может, бороду отрастить?

А вообще, можно поговорить и о более провокационных вопросах. Например, о религии. Или власти.

— Нет, давайте лучше о религии!

А.Х.: Мы с Васей оба крещёные, но Вася агностик, а я вообще всё ненавижу. Я солидарен с солистом Behemoth, который рвал на сцене Библию. Религия разобщает людей и сеет экстремизм.

В.К.: Поддерживаю. Как говорится, там, где нет веры, появляется фанатизм.

Автор: Тома Колос / Ultra-Music

Фото: Ксюша Протасеня

Группы: Rise in Rage

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]