4

Exegutor: «Валюха в конце концов не выдержала популярности»

Любителям «мясной» музыки недавно преподнесли сюрприз. Одна из немногих грайндкоровых команд Беларуси Exegutor выпустила дебютный альбом «Cure for Dull». Такое событие нельзя было обойти стороной.

Мы встретились с гитаристом команды Андреем Масловым и побеседовали об альбоме, переводе названия, городских страхах и резиновой оргии на сцене.

— Недавно Exegutor отыграли в Киеве на Kiev Sonic Massacre IV. Как вам в Украине?

— Классно, очень понравилось. Нас в Украине знают и ценят. Один товарищ даже приехал специально из Конотопа, чтобы послушать нас. Народ там инициативный, практикует серьёзный подход к организации концертов. Последний раз был просто золотым. Мы уже много концертов отыграли в Минске, но белорусская организация до уровня не дотягивает, иногда даже становится страшновато. Например, когда приходишь на концерт в Re:Public и только за пять минут до начала узнаёшь очерёдность.

— Как на недавнем «Hard Life — Heavy Music»?

— Да.

— У вас вышел дебютный альбом «Cure for Dull», который удостоился множества лестных отзывов. А как сами оцениваете проделанную работу?

— Работа была проделана грандиозная. Большинство андеграундных команд ограничиваются тем, что делают достаточно простой звук и простое оформление. Как, например, группа «Всё Crazy», тоже выпустившая дебютный альбом. У них одна бумажка представляет собой вкладыш и буклет. У нас же digipack, буклет со всеми текстами. То есть, мы старательно делали пластинку. Работу начали вести 3 года назад, ну, два с половиной, и вот буквально в том году альбом родился. В итоге получилось хорошо, но не идеально. Мне он кажется уже несколько устаревшим морально.

— Почему?

— Все песни давно сочинены и сыграны. Сейчас у группы есть 8 свежих композиций. Это уже ближе к тому, чем мы сегодня являемся. Они более быстрые, более брутальные, интереснее их структура. Планируем издать их на втором альбоме. Пока не начали искать лейбл, всё находится на уровне бесед со знакомыми. Даже не решили, будет ли это лейбл, либо издадим самостоятельно. Пока планируем выпустить ограниченный тираж, опять в digipack, и интернет-релиз. Если кто-то возьмётся за издание-то всё будет окей. Хотя опыт показывает, что иметь дело с лейблами… (недовольное выражение лица).

— Неужели томский лейбл HeadXplode так вас разочаровал? И почему вообще томский?!

— С появлением интернета стало неважно, где находится человек: в Минске или Томске. Я слал в Томск мастер-диск по почте, и готовые альбомы нам пришли тоже по почте. Всё остальное — по сети. Потом, лейбл не столько томский — он интернациональный. У HeadXplode есть представительства в США, Великобритании и в России, в том самом Томске. Издаются же группы и в Японии, и в Аргентине — планета Земля не такая уж и большая. (на этом месте Андрей закашлялся)

— Простыл?

— Нет, голос сорвал. Вчера подпевал на концерте «Всё Crazy» в «Юле». Мне предлагали сходить вместо этого на встречу с Хоменко из группы «Палац», но я не захотел. Хоменко, как и «Палац», уже морально устарел — будем смотреть правде в глаза.

— Вернёмся к вашему альбому. У его названия двоякий перевод — и «Лекарство от скуки», и «Лекарство от тупости». Какое правильное?

— «Лекарство от скуки» — это официальное название, но много неофициальных. Например, «Куриное дуло», как говорит наш барабанщик. Можно переводить как угодно. Некоторые знатоки английского утверждают, что такого словосочетания вообще нет в речи британцев. Это название придумал наш вокалист, достаточно подкованный в английском. У него такой подход — придумывать нетривиальные названия. Чтобы забить название в Google — и не вылезала куча ерунды. Сочетание уникальное, я такого, по крайней мере, раньше не встречал.

— Вы тесно связаны с интернетом. Мастер-диск по сети, название в Google…

— Нет, мы же живая группа, выступаем с удовольствием. Я стою горой за издание дисков, причём, хорошо оформленных. Мы много времени потратили именно на оформление, я за этим лично слежу. Есть у меня хорошая знакомая и прекрасный художник — Марина Дмитракович, мы с ней долго работали над внешним видом альбома. Халтуры не получилось, всё серьёзно. Поэтому я бы не сказал, что мы сетевая группа, нет, мы life — живём полной жизнью.

— Но сейчас диски не особо покупают. В основном, скачивают.

— Нет, есть люди, которые покупают.

— В отзыве портала Brutal Camage Zine встретилась интересная фраза: «Диск „Cure for Dull“ может рассчитывать на приз зрительских симпатий в виде 15 суток исправительных работ». Как прокомментируешь это высказывание?

— Это стереотипное видение Беларуси и того, что здесь творится. За рубежом наша страна ассоциируется с президентом, арестами и картошкой. Поэтому не нужно воспринимать это всерьёз. Papa Vader (достаточно авторитетный тип) подобное либо где-то прочитал, либо сам придумал. Ничего такого, за что можно дать 15 суток, в нашей музыке нет. Мы все люди взрослые, ведём себя скромно, интеллигентно :) У всех «верхнее» образование :)

— Да, понятно, что у вас «верхнее» образование, потому что песни записаны на 4 языках — английском, испанском, украинском и белорусском. На русском не планируете?

— Нет, будем делать упор на белорусский.

— Почему?

— Во-первых, это наш родной язык. Во-вторых, две белорусские песни на альбоме понравились и нам, и людям. Понятней как-то. И, в-третьих, у вокалиста есть акцент, и мы за него немного даём ему втык.

— Чисто гомельский акцент?

— Да, такой же, как и у Rasta, Gods Tower — неприятный такой. Ладно бы только мы его замечали — так слышат и другие! Поэтому планируем перейти на белорусский. Это не затем, чтобы выпускаться на BMA music или Супрановичу понравиться — уже прошли те времена, когда группы становились белорусскоязычными, чтобы пробиться на концерты, на которые «Будзьма беларусамі» даёт денег. Или на «Басовішча» поехать. Хотя хотелось бы…. В этом году попробуем попасть.

— Группа придерживается классики грайнкора, такого, как Napalm Death или Extreme Noise Terror?

— Да, никакого мяса, никаких кишок. У нас нет жёсткой идеологической линии, тексты сугубо интеллектуальные и разноплановые. Вот, скажем, на альбоме — часть текстов на основе народных английских песен: Шалтай-Болтай, Робин-Бобин, 15 человек на сундук мертвеца и так далее. Новый материал — более протестный, тексты более жёсткие, посвящённые городским страхам и кошмарам. Одна песня посвящена гигантским плотоядным крысам, живущим в метро; другая выглядит как песня про идиота, но на самом деле она — про мотивацию. Две посвящены этому атомному безумию. То есть, мы не против АЭС, но, тем не менее, наша «Holiday in Fukusima» посвящена авариям на атомных станциях, и Чернобыль там тоже упоминается.

— «Holiday in Fukusima» звучит как танцевальная композиция.

— Мы вообще считаем, что делаем танцевальную музыку :)

— Как оцениваете белорусский грайндкор, тот же Anal Grind, например?

— За белорусским грайндкором я слежу добрый десяток дет, и хорошего почти не вижу. Во-первых, мало грайндкоровых групп. Во-вторых, мало хороших групп. На сегодняшний день играют по большему счёту только три команды. Это Exegutor, Anal Grind и Intruder — минская группа из глубокого андеграунда. А недавно почила хорошая команда «Стикоксидал». Развалились на Kiev Sonic Massacre III.

Anal Grind… отличная подача, замечательный звук на концертах. Брутальные дядьки, известные за рубежом. Я горжусь, что в Беларуси есть такая банда. А так… нет грайндкора в Беларуси. На недавний концерт в «Салтаймике» я взялся набирать команды — и понял, что не с кем играть. Среди брутальных групп, согласных работать без гонорара (потому что те же Posthumous Blasphemer просят денег), обратился к тем, другим, третьим — и у всех какие-то проблемы. Наскребли кое-как несколько команд. На Украине же есть устойчивая тусовка, людей на концерты ходит больше, чем у нас.

Для меня недавним открытием стала brutal-death-овая команда Relix of Humanity. Она существует уже несколько лет, но не выступала до недавних пор. Сейчас записывает альбом в Японии.

— Обычно у грайндкоровых команд есть своя особая концертная фишка. Какая у вас фишка в плане выступлений?

— Я стараюсь играть суховатым чистым звуком. Те же Anal Grind специально просят сделать звук погрязнее, чтобы можно было прыгать и скакать по сцене. Я же стараюсь играть более чётко. Раньше пару раз играли в масках, но поняли, что это не особо оригинально. Потом несколько концертов мы выступали с резиновой женщиной. Сначала юзали её на сцене, затем пускали в зал, и там получалась…

— …дикая резиновая оргия?

— Кошмар, кошмар :) Валюха её звали. Она в конце концов не выдержала популярности.

А вообще хорошо делать свою работу — вот наша фишка.

— «Периальные кондиломы» выступали в ластах и в масках…

— Тоже, кстати, известная и уважаемая команда. Они, кажется, излишне использовали концертный антураж в ущерб музыкальной части. У «Периальных кондиломов» такое бывало! Они на сцене и туристическую палатку ставили, и в шахматы играли стопариками с бырлом, и так далее. У Exegutor нет таких режиссёров-постановщиков, чтобы ставить подобные шоу, поэтому мы по старинке.

— На обложке «Cure for Dull» изображены самоубийцы. А что будет нарисовано на обложке следующего?

— Много крыс.

Автор: Тома Колос / Ultra-Music

Фото: Ксюша Протасеня

Группы: Exegutor

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]