2

Kosmodromm: «Человек гораздо страшнее любой машины»

Последствия ядерных катастроф, постапокалиптические пейзажи и города-призраки — приблизительно такими образами вдохновлён альбом электронного дуэта Kosmodromm «Будет ласковый дождь».

Корреспондент Ultra-Music пообщался с Максимом Никитко-Мировичем, поэтом и композитором проекта, о грядущем альбоме и прогнозах на далёкое и не очень будущее человечества.

— Тематика катастроф техногенного общества среди исполняющих электронную музыку проектов достаточно популярна. Как думаете, с чем это связано? Неужели лишь с выбранным жанром и техническим оснащением исполнителей?

Думаю, дело скорее всего не в музыкальных средствах, а в определённом взгляде на мир. Первичен некий импульс, благодаря которому автору хочется высказаться по определённой теме, а средства уже вторичны. Скорее всего, этот же импульс подталкивает авторов к средствам электронной музыки — ведь этот музыкальный язык, эти технологии дают очень широкие возможности. С другой стороны, электронное звучание само по себе постоянно напоминает о чем-то техногенном, искусственном, симметричном и холодном. Возможно, это тоже как-то сказывается на творчестве, но в случае с Kosmodromm был первичен именно импульс. «Будет ласковый дождь» вообще задумывался достаточно давно, когда я ещё не занимался именно электронной музыкой.

— В ваших текстах красной нитью проходит мотив трагедии в Чернобыле. Как Вы сами оцениваете темпы и направление развития современных технологий — не только ядерной энергетики? По-вашему, мы в конце концов доиграемся или всё же «настанет весёлое утро»?

Это вопрос, о котором я думаю. Не скажу, что постоянно, но он меня определённым образом беспокоит. Мне кажется, что опасаться следует прежде всего людей, а технологии уже вторичны. Антиутопии наподобие «Терминатора» смешны, потому что человек гораздо страшнее любой машины — страшнее своими тёмными пещерными инстинктами, жаждой наживы, жаждой повелевать и приказывать. С другой стороны, всегда есть сдерживающие факторы, которые не дают произойти ядерной катастрофе, в которой не будет победивших. Думаю, что всё будет хорошо, главное, чтобы ядерное оружие не попало в руки очередной группировки с мифологизированным видением мира.

— В связи с этим ещё вопрос: какую из известных вам футуристических вселенных Вы назвали бы более симпатичной, а какую — непривлекательной или даже пугающей?

Наиболее страшные футуристические проекты построены по образцу «Государства» Платона. Платон думал, что в своём труде он описал идеальное общество, но на самом деле он описал идеальный концлагерь, где роли тюремщиков и заключённый должны оставаться стабильными вечно. Именно «Государство» Платона является прообразом, скажем, общества из романа «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, где людей делают на конвейерах, причём тех из них, кто предназначен для физического труда, умышленно с помощью химических средств делают умственно неполноценными. Здесь, как и в вопросе с ядерной войной, дело в человеке, а не в технологиях. У Платона их не было, однако он очень хотел «программируемого счастья», которое, в его версии, до скончания веков должно заключаться в шерстяной подстилке, горсти риса, овечьей шкуре и вере в Олимпийских богов-то есть в предопределённости, построенной на современных ему реалиях. Если бы для этого нужно было сделать всех людей безрукими или безногими инвалидами, то он бы с радостью принял это решение — самостоятельно и за всех сразу.

— В «credits» к клипу «Сталкер», если не ошибаюсь, указаны «Некто в Противогазах» с засекреченными именами. Их стилизованные изображения мы можем наблюдать на сайте проекта. Кто они — неофициальные (или официальные) символы/талисманы Kosmodromm, как Эдди у Iron Maiden, или свои эстетическую и символическую функции они отыгрывают лишь для альбома «Будет ласковый дождь» и определённого периода времени?

В нашем клипе снялись те, кого называют диггерами — это люди, которые проникают во всякие необычные подземные сооружения, а также на различные технические и военные объекты различной степени заброшенности. Мне это нравится, потому что это придёт клипу какую-то большую ценность, чем если бы там снялись просто актеры.

Скорее всего, противогазы останутся символикой альбома «Будет ласковый дождь». С выходом новой пластинки мы планируем некоторый редизайн нашего проекта, в том числе и сайта.

— Обозреватель Euroradio написала, что было бы здорово, если бы Kosmodromm «раптам выключылі сінтэзатары і кампы, узялі ў рукі ўкулеле і трубу і зайгралі вясёлыя беларускія мелодыі». Если серьёзно, есть ли вероятность того, что на новых релизах Kosmodromm мы услышим неожиданные изменения в саунде?

Да, разумеется. Новый альбом, над которым мы сейчас работаем, будет отличаться по звуку от диска «Будет ласковый дождь» достаточно сильно: там будет много фактурного фортепиано и практически не будет звучания «из восьмидесятых». Укулеле и дуды пока, пожалуй, не предвидится, всё же мы позиционируем себя как электронный проект. Хотя в дальнейшем всё может быть — тем более сейчас есть целый ряд электронных инструментов, которые прекрасно имитируют акустические народные инструменты, причём на очень высоком уровне. Если к этому добавить возможности компьютерных секвенсоров (программ для записи звука), то можно получить очень интересные и неожиданные результаты.

— Как родилась идея создания сборника ремиксов в коллаборации с коллегами? Какой надеетесь получить результат?

Идею создания ремиксов подсказали сами коллеги: некоторые наши знакомые музыканты пожелали сделать ремиксы на наши композиции. В целом это очень интересная идея, я каждый раз ожидаю подобного ремикса как подарка, потому что происходят очень интересные вещи — на неизмененный голос и практически неизмененную гармонию накладывается новая фактура, и в результате получается совершенно новое произведение. Ощущения похожи на те, когда, скажем, вы приходите в хорошо знакомый вам дом и видите там полностью новый интерьер — это и неожиданно, и интересно.

Что касается результата-то, к сожалению, работ на сборник, который можно было бы издать в качестве альбома, пока не набирается. Возможно, в дальнейшем мы и издадим подобную компиляцию, но не в ближайшее время точно.

— Вы упоминали, что следующий ваш альбом будет о «мрачных сторонах виртуальной реальности» — своего рода предостережение. По-вашему, возможно ли то, о чём пишут в классических «киберпанковских» романах?

Скорее нет, чем да, причём даже не конкретизируя, что именно — попросту потому, что предсказания из научно-фантастических романов, как правило, проваливаются. Проваливаются потому, что очертания будущего видны не в массовой литературе, а в научных работах, авторы которых посвятили всю жизнь изучению, скажем, биологии или антропологии.

Киберпанк для меня интересен другим — своим нонконформизмом и постоянными «шпильками» в адрес власть имущих. Что-то в этом есть.

— Чем обычно вдохновляетесь перед тем, как писать тексты или прорабатывать концепцию саунда — книгами, кино, музыкой?

Книги меня вдохновляли всегда, а кино я почти не смотрю, не знаю, почему. Насчёт вдохновения интересный вопрос. Я бы скорее назвал его просто рабочим настроением. Лучше всего мне работается по ночам, в тишине и одиночестве. Может быть, потому в моих текстах столько «ночных» мотивов — в «Будет ласковый дождь» была песня «Музыка ночи», а в новом альбоме, который пока без названия, будет композиция «Ноччу цёмнай».

— В одном из критических текстов о Kraftwerk встретил пассаж о том, что «электронщики» вживую — это так же нелепо, как и «Шостакович, исполняющий нойз». Что скажете о таком утверждении?

Это как посмотреть. Если говорить о чисто инструментальных характеристиках музыки-то да, электронная музыка проигрывает «живому» ансамблю. Но ведь есть достаточно много других пластов восприятия музыки. Например, когда я бываю на концертах в качестве слушателя, то у меня часто бывает очень интересное ощущение от того, что тот музыкант, которого ты хорошо знаешь и ценишь, в настоящее время не «где-то там», а здесь и сейчас, и играет для тебя. Тут уже абсолютно не важен стиль музыки — важно ощущение единения, что ли.

Что касается Шостаковича, то Дмитрий Дмитриевич был во многом новатором и нонконформистом, за что и страдал в обществе, которому было противно всё новое и независимое. Он любил музыкальные поиски и, живи он сейчас, он вполне мог бы обратиться и к нойзу как к новому средству музыкальной выразительности.

— В альбоме «Будет ласковый дождь» вместе с электронным просматривается симфоническое звучание. Слушаете ли Вы классическую музыку и если да, то какие композиторы повлияли на ваш альбом?

У словосочетания «классическая музыка» есть два широко используемых значения — одно из них узкоспециальное, музыкальное. Оно относится к периоду классицизма в музыке, это XVIII век. Другое значение, которое часто возникает в неспециальном контексте — любая «композиторская» музыка в целом, жанр профессиональной музыки для акустических инструментов. Разумеется, я слушаю музыку различных композиторов, и не только слушаю, но и анализирую, и играю.

Если говорить о влиянии, то оно скорее бессознательное, как и влияние всей информации, которую предоставляют нам наши органы восприятия. Среди моих любимых композиторов я мог бы назвать Эдгара Вареза, Джона Кейджа, Николая Лысенко, Бетховена, Баха, Шопена, Вивальди и Грига. Кстати, среди этих фамилий нет ни одного «классического» композитора в узком смысле слова. Джон Кейдж и Эдгар Варез — это современная музыка XX века, Бах и Вивальди относятся к периоду барокко, а остальные — к романтизму XIX века.

— Не планируете ли Вы совместные записи с известными белорусскими или зарубежными музыкантами?

В настоящее время таких планов нет, но, возможно, в дальнейшем они появятся. Среди ближайших творческих задумок вне рамок проекта Kosmodromm я бы назвал планы создания совместной работы с белорусским поэтом Виктором Жибулем — это замечательный современный автор с высококлассными фактурными текстами. Пока не знаю, что может получиться в итоге, но мне бы очень хотелось сделать хорошую запись того, как Виктор читает свои стихи, и постараться не испортить эти тексты своей музыкой.


Альбом Kosmodromm «Будет ласковый дождь» занял второе место в ТОП-10 иностранных экспертов на наградах Experty.by по итогам 2011 года.

Автор: Anton Ananich / Ultra-Music

Группы: KOSMODROMM

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]

  • Инди из 80-х
    0

    Интересный товарищ, а музыка нет.

  • Дидье Маруани и Ж-М Жарр все равно недосягаемы в своем жанре. А в песнях "космодромма" голос явно лишний, а мотив как таковой отсутствует. Просто музыка для фона, так сказать (ИМХО)