20

Виталий Супранович: «Есть предложение от Judas Priest, но пока ведутся переговоры»

Корреспондент Ultra-Music встретился с руководителем проекта «Беларуская музычная альтэрнатыва» Виталием Супрановичем и поговорил о популяризации белорусской музыки в регионах, значении арт-менеджмента и временно заглохшем фестивале Be Free.

— У вас под патронажем в основном белорусскоязычные коллективы. Каким образом вы выбирали группы, которыми хотели заниматься?

В большинстве своём белорусскоязычные, верно. Просто, на мой взгляд, это то, что нужно поддерживать в стране. Каким образом группы выбирали? Появились знакомства, сами музыканты на нас выходили. Когда мы готовили первый диск «Вольныя танцы. Слухай сваё», многие группы сами нас нашли.

— А почему вы решили заниматься продюссированием?

Я  заинтересовался музыкой в начале 90-х годов, когда всё было более доступно, нежели сейчас. Многие группы звучали по радио и телевидению. Но я слышал коллективы, у которых не было концертов, не было дисков, и поэтому решил ими заниматься,  чтобы удовлетворить и свои потребности в том числе.

— Как вы можете охарактеризовать нынешнюю ситуацию в белорусской музыке?

Мне кажется, что за последние пару лет никаких интересных групп не появилось, кроме, пожалуй, белорусскоязычной группы Akute. Многие, наоборот, исчезли или приостановили свою деятельность. Есть мнение, что англоязычные и русскоязычные группы более развиты, как The Toobes, например, но так как я не интересуюсь таким явлением, мне сложно это как-то комментировать.

А в белорусскоязычном сегменте большинство групп — Neuro Dubel, «Крама», «Палац» и все остальные — не могут выступать, их концерты запрещают. Интересно, что у «Ляписа Трубецкого» всё больше белорусскоязычных песен, да и тематика пробелорусская — это положительные моменты. И опять же, «Ляпис Трубецкой» не может выступать в Беларуси, и как это отразится на его популярности, тяжело сказать. С другой стороны, это группа того уровня, которая уже не зависит от государства и может сама по себе существовать.

«У нескладовае» — относительно интересный проект, хотя мне кажется, что их идею популяризировать белорусский язык за рубежом  вряд ли удастся реализовать. Это, скорее,  рекламная фишка.

— Не получится устроить волну белоруссизации, как когда-то украинцы, или творчество группы «У нескладовае» не дотягивает до уровня, который позволяет заинтересовать зрителя?

Хитов, которые могли бы быть популярны за рубежом, я у них не вижу. Это только моё мнение. Хотя, конечно, желание похвальное, да и постоянные выступления в России, на которые приходят какие-то люди, возможно, к чему-то и приведёт.

— Получается, что для продвижения белорусскоязычной музыки в России нужны хорошая реклама и пиар?

Если в Беларуси люди пренебрежительно относятся к белорусскому языку, то такое же отношение к нему и будет в других странах. И почему в России должен пробиться белорусскоязычный проект, если здесь большинство населения он не интересует? Сами белорусы его не воспринимают. А в России видят и слышат, что здесь происходит.

— Основная масса слушателей белорусскоязычной музыки сосредоточена в Минске. Как сделать, чтобы в регионах на концерты этих групп собирались полные залы?

Если говорить про белорусскоязычные группы, то многое зависит от отношения государства. Если в Минске раньше, да и сейчас, очень подозрительно относились к белорусскоязычным группам, к белорусскоязычным афишам, то в регионах этого боятся ещё больше. Часто можно услышать вопрос: «А что, они поют на белорусском? Вы знаете, что это нельзя?»

Чтобы что-то изменилось, нужно, чтобы государство не вмешивалось в музыкальный процесс, тогда и концерты пойдут. Белорусскоязычная музыка и всё, что происходит в этом государстве, подвержены влиянию экономики. Если такая экономическая ситуация, то каким образом будет что-либо развиваться? Когда у людей нет денег, чтобы прийти на концерт в Минске, как в регионах кто-то что-то будет собирать?

Ну, и опять же, отношение людей. На концерты привозных групп билеты по триста-пятьсот тысяч продаются очень быстро, а за белорусский концерт, который стоит тридцать-сорок, люди не хотят платить. Говорят, что это дорого.

— Почему тогда БМА не занимается продвижением белорусской музыки на европейских фестивалях, организаторы которых говорят одновременно и о заинтересованности, и о недостатке информации о регионе?

Мы сориентированы на Беларусь. Хотя фестиваль Be Free, который проводился на Украине, пытался что-то сделать за рубежом. Но когда мне приходит письмо от группы, которой я не знаю, но которая просит какие-то минимальные условия, к примеру, оплатить дорогу, то для меня это дорого. Потому что её никто не знает. И на фестивалях, мне кажется, такая же ситуация. И если группа из себя что-то представляет и готова приехать за свои деньги, то она сможет в первый раз приехать. Однако большинство групп не имеют возможности ездить за свой счёт.

— А почему «заглох» фестиваль Be Free?

Один раз, когда мы его планировали  в Чернигове, нам не разрешили его проводить. По слухам,  это было минимальное пожелание и давление белорусских властей, которые не хотели, чтобы этот фестиваль проводился. А Чернигов, как известно, находится в Восточной Украине, у них тесные связи с Гомелем, там всё практически как в Беларуси. Ожидались местные выборы, власти не хотели вляпаться во что-то такое, что кто-нибудь бы мог потом использовать.

Потом  у нас произошла «оттепель», белорусские группы смогли минимально выступать здесь. А главная цель фестиваля: дать возможность группам, которые не выступают здесь, выступить там. Во время «оттепели» отпала острая необходимость в фестивале. И  поэтому мы не прилагали особых усилий в этом году. Теперь ситуация вернулась, может быть, стала ещё хуже. И мы будем предпринимать попытки провести фестиваль в следующем году, скорее всего, в Западной Украине.

— На каком уровне развития находится арт-менеджмент в нашей стране?

Слабовато развит.  Если у группы есть или был хороший менеджер, как у N.R.M. и «Крамбамбули», и если государство не вмешивается, проекты становятся популярными и востребованными. А когда государство стало вмешиваться и запрещать, то и эти проекты начали затухать. И не скажешь, что есть проблемы в человеческом факторе: и люди есть, и университеты есть, которые выпускают этих людей. Но, мне кажется, основная проблема — в экономике.

У нас нет достаточного количества клубов, радиостанций, ориентированных на белорусскую музыку и самоокупаемость. Были радиостанции, которые из-за своей позиции были закрыты. Например, «Авторадио».

«Авторадио» давало толчок, часто на нём кто-то неформатный мог прозвучать. Мы, как организаторы белорусских концертов, сотрудничали с «Авторадио». Мы знали, что, если разместим там рекламу, большинство нашей публики будет знать про мероприятие.

Было понятно, что большая часть тех, кто слушает белорусскую музыку, слушают «Авторадио», и мы знали, куда можно потратить деньги, которые у нас есть, на рекламу. Сейчас не совсем понятно. Даже если расклеить афиши по всему городу, мы не полностью сможем охватить аудиторию. А заклеить весь город афишами невозможно. Для белорусского концерта это большие деньги.

— А если открыть свою радиостанцию, но держать нейтралитет, то есть крутить качественную белорусскую музыку, но не выдвигать никаких лозунгов?

Это упирается в финансовые возможности. У нас таких возможностей нет. Наш формат радиостанций таков из-за политики рекламодателей. Радио «Рокс» поменяло формат из-за желания своих учредителей, которые не захотели, чтобы оно было ориентировано на рок-музыку, и превратили его в радио-шансон. Отношение людей и ситуация в экономике тормозят развитие.

— Что сейчас из грандиозных планов у БМА?

В скором времени выйдет альбом IQ48, будет его презентация, выйдет альбом Re1ikt, будет много белорусских концертов, которые мы обычно проводим: «Стары Ольса», «Калядны фэст»

— Зарубежных музыкантов планируете привозить?

Сейчас мы ждём, чтобы посмотреть, что здесь будет происходить. Если с белорусскими концертами можно что-то спрогнозировать, то с иностранцами, где основные расходы связаны с долларом, тяжело что-то спланировать. К примеру, планируешь концерт за три месяца, ставишь билеты, а когда после концерта деньги возвращаются, ты ожидал, что будет десять тысяч долларов, а у тебя их становится три. Предложения поступают, но они до конца не подтверждены. Есть предложение от Judas Priest, но пока ведутся переговоры.

— Как считаете, развитие CD-индустрии на завершающей фазе?

БМА сейчас начало сотрудничество с фирмой «Вигма». Они заняли определённую позицию: сделать диски максимально недорогими, чтобы человек мог себе позволить их купить.

Понятно, что всё равно можно где-то скачать, но если диски будут стоить относительно недорого, то, возможно, их купят. И, в принципе, альбомы, которые мы начали совместно с ними выпускать — «Разбітае Сэрца Пацана», «Вожык» — довольно хорошо продаются по всей Беларуси.

Мы продаём диски на концертах. Конечно, реализация уменьшилась, но люди пока ещё покупают. Пока существуют магазины по реализации, формат ещё не совсем умер.

— А как у нас в стране с CD-дистрибьюцией?

CD-дистрибьюция у нас развита хорошо. Другой вопрос, что все наши сегменты шоу-бизнеса не наполнены белорусским элементом. У нас есть все условия для шоу-бизнеса: есть радиостанции, фирмы, выпускающие диски, телевидение, есть народ, который что-то покупает. Но так как это всё наполнено не белорусским, то, соответственно, это не развивается. Продавцы, которые содержат магазины, не хотят брать белорусские диски, потому что они не знают исполнителей. Но, как правило, как только что-то попадает в продажу, оно находит своего покупателя.

Если человек слушает группу, и он её уважает, то он не должен обворовывать эту группу, качая из интернета. Если он не платит за музыку, то он крадёт у этого музыканта, который в дальнейшем не сможет записывать новые песни.

— Нужно ли ужесточать закон о защите авторских прав, и как в США, проводить показательные наказания для пиратов?

Пиратство тоже является в какой-то степени воровством, и, конечно, оно должно наказываться. Но у нас часто само государство использует музыку без разрешения исполнителей и само нарушает это законодательство. Но из-за того, что это делает государство, такие случаи не находят должного отражения.

Автор: Евгений Карпов / Ultra-Music

Фото: Елена Хацкевич

Группы: Judas Priest

Темы: Be Free, Виталий Супранович

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com