9

«Серебряная свадьба»: «Нет, не было и не будет такого у нас в Минске»

Серебряная свадьба

Ultra-Music продолжает публикацию серии заметок Светланы Бень о заграничном туре белорусского кабарэ бэнда «Серебряная свадьба». На очереди рассказ о концертах в Гамбурге, Берлине, Эрфурте и Дюсельдорфе.

19 ноября

Прекрасный Гамбург! В прошлый раз он произвёл на нас неизгладимое впечатление своими портовыми складами, старинными и сумрачными, на крышах которых мы пили вино, огромной и сияющей улицей Рипербан (вся улица — один огромный бордель), забегаловкой, где можно попробовать сосиски с соусом, острота которого измеряется по десятибалльной шкале (9 номер ужасен настолько, что его продают только в присутствии врача). И самое главное — чудесными людьми, с которыми мы успели подружиться. И вот мы возвращаемся. И, конечно же, ожидаем прекрасного концерта и весёлых встреч. И, конечно же, они происходят.

До концерта мы успеваем посетить лишь огромный, бункерообразный музыкальный магазин — он поистине гигантский! Но мы находим там для себя лишь очень смешные носовые флейты (в них нужно дуть носом!) — и далее мы движемся по городу безумным носовым оркестром.

Клуб буквально потрясает нас доселе нигде не виданным расположением. Он находится под мостом, по которому с оглушительным грохотом носятся электрички. Это происходит каждые 3–4 минуты. Слышимость такая, словно потолок над нами из картона. Сначала это жутко раздражает, но вскоре без этого становится как-то непривычно играть.

Концерт проходит ярко, лихо и весело. В одно, но очень большое отделение. А после — наша гримёрка наполняется дружелюбным и бесцеремонным народом, будто бы концерт всё ещё продолжается. Уложить наш многочисленный багаж в этой толчее не представляется возможным. А когда мы его всё-таки укладываем и выносим на улицу, вся эта весёлая толпа перемещается к машине. И там мы застреваем ещё на час, не в силах распрощаться со всеми друзьями, приятелями и знакомыми, а также с теми, кого видим впервые. Наконец, лобызания завершены, багаж погружен и мы отправляемся в отель.

(О, наш незабвенный багаж! Он отпугивал пограничников своей необозримостью, и они просто меланхолично махали рукой, мол закрывайте-ка вы скорее свой багажник и езжайте куда ехали. В середине тура после долгих мытарств мы нарисовали строгий геометрический чертёж, в соответствии с которым укладка стала происходить на манер игры «тетрис» и занимать уже не долгие часы, а 20 минут максимум).

Ночуем мы в весьма приличном отеле, вернее, ночуют лишь самые уставшие, а все остальные отправляются на Рипербан дабы наблюдать падение нравов и закат Европы.

20 ноября

Утром мы ещё успеваем посетить городской музей. Там проходит выставка работ Шагала. Волнующе — родиться и жить в Витебске и впервые посмотреть подлинники живописи Шагала в Гамбурге! Гамбург весь уже предрождественский. Там остаётся ещё столько необследованных уголков и невероятных красот, но нас ждёт уже дорога в Берлин.

Берлин. Клуб SUPAMOLLY. Это что-то особенное. Гигантский дом, бывший сквот, сохранивший и былой дух, и былых обитателей. Само помещение клуба напоминает кабаре из фильма «Голубой ангел», гигантская лепная сирена под потолком, балкончики, безумная роспись стен, настоящий театральный свет.

Атмосфера что надо. А перед концертом начинается нечто совершенно для нас неожиданное. В Берлине, избалованном обилием местных музыкантов и приезжих звёзд, где мы в последний раз играли в крошечном клубе (и к тому же несколько лет назад) и где нас, соответственно, никто не знает и не помнит, происходит следующее: клуб забит до отказа и на входе остаётся около 300 непопавших внутрь человек.

Публика совершенно разнообразная: неожиданные знакомые белорусские ребята, десяток старых берлинских друзей, все остальные — сумасшедшая смесь из серьёзных и несерьёзных немцев, пьяных панков, совершенно пьяных панков-геев, романтических дам в шляпках с вуалями… И все они тесно прижатые друг к другу, мокрые от невероятной жары и, тем не менее, лихо пляшущие являют собой неописуемую картину.

Режиссёр по свету похож на безумного профессора. Он беспрестанно курит слишком длинные самокрутки, хлопает нам после каждой песни и создаёт настоящую симфонию света и тени. Всё замечательно!

Организатор — чех, разговаривает с нами почему-то по-польски. Кричит нам: «Эй, товарищ!» и многократно декламирует: «Дед, баба и курчак ряба».

Ночуем мы в этом же здании и потому совершенно счастливы отложить сборку багажа на утро. Мы спим в комнате кого-то из жильцов сквота, которые добродушно уступили нам свою комнату, а сами ушли ночевать к друзьям.

От посещения этого замечательного места осталось чувство огромного восторга и небольшой зависти. Вру, зависть была приличных размеров. Нет, не было и не будет такого у нас в Минске. Огромный дом с закрытым двором, выкупленный полностью совершенно субкультурными личностями, клуб, принадлежащий только им, держащий строгую ценовую политику (билеты не дороже 5 евро), и, тем не менее, позволяющий всем жильцам держаться не плаву, крошечная квартплата, прекрасные соседи-друзья, двор с безумными скульптурами и графитти, весёлые собаки и дети. Обувь, которую можно оставлять на лестничной площадке, незапирающиеся двери и велосипеды, велосипеды, велосипеды…

Три последующие дня мы проводим в Берлине насыщенно и конструктивно, а именно — спим.

24 ноября

Эрфурт. Очень небольшой и уютный клуб. На афише с интересом читаем о себе: «Serеbrianaja Svadba (RU) — balkan, klezmer».Весёлый звукорежиссёр, чтобы поддержать соответствующую атмосферу ставит клезмер и балкан и ещё какую-то псевдорусскую музыку. Мы честно его предупреждаем, что мы не балкан и уж никак не клезмер и просим поставить Глена Миллера. Звукорежиссёр искренне удивлён нашей непрактичностью. «Но это же так востребованно!» — восклицает он и Глена Миллера ставит неохотно.

В зале перед началом концерта 5 человек. Ко второй песне подтягиваются ещё 10. Но каких! Они так искренне радуются, танцуют и аплодируют, что вполне заменяют собой толпу в 100 человек. От такой камерности и отзывчивости концерт получается особенно душевным и лёгким. Одним из самых лучших в туре, не смотря на 16 проданных билетов.

После концерта успеваем ещё немного посмотреть город. Он очень красив. Гигантский собор, узенькие улочки.

25 ноября

С утра и до вечера — дорога в Дюсельдорф. Она идёт через сказочные леса, припорошенные снежком.

Мы приезжаем в особенный клуб. Это скорее Центр детского и юношеского творчества. В фойе полно арабских подростков. Они галдят как на восточном базаре и громко играют в настольный футбол и теннис.

Здесь в маленьком театральном зале я показываю свой кукольный моноспектакль, потом африканскую сказку для взрослых показывают местные кукольники, мои друзья (импровизируя на электронной перкуссии им аккомпанирует Франсуа де Бош), а потом мы устраиваем небольшой полуакустический концерт. Все происходит, как в школьной самодеятельности — с весёлой безответственностью. Микрофон приматывается скотчем к штативу от осветительного прибора, барабаны, чтоб не скользили, приходится ставить на спортивные маты и т. п. Но, конечно же, это не мешает концерту состояться в самом лучшем камерно-тёплом виде.

Нас угощают мамиными блинами, обнимают, и практически тем же зрительским составом собираются поехать за нами на концерт в Кёльн, где мы играем завтра.

Автор: Светлана Бень для Ultra-Music

Фото: Марьяна Чушь

Группы: Серебряная свадьба

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на [email protected]