The Smiths: История

1980-е годы, особенно их начало и середина, не были особенно примечательным временем для британской гитарной инди-музыки. Выдающиеся имена можно перечислить буквально по пальцам — Madness, Cure, New Order, Specials, Wedding Present… да, в общем-то, и все. Однако именно на этом несколько сероватом фоне смог возникнуть коллектив, влияние и популярность которого распространились далеко за пределы 80-х — The Smiths, которые своим появлением похоронили предшествовавший им электронный new-wave и выступили «зачинателями» британского гитарного инди-поп стиля в том виде, в котором мы знаем его сегодня.

Smiths, взявшие себе нарочито простецкое имя (Кузнецы) «в пику» поп-культуре 80-х с ее цветастыми названиями и бессмысленным музыкальным содержанием, с самого начала своего существования представляли собой настоящий клубок противоречий. Как между ее участниками, прежде всего между гитаристом Джонни Марром (Johnny Marr) и вокалистом Моррисси (Morrissey), так и внутри самой личности Моррисси, одной из наиболее спорных, и в то же время влиятельных и обожаемых фигур мира альтернативной музыки.

Джонни Марр, очень рок-н-ролльный персонаж, выдающийся гитарист и автор, весьма общительный, компанейский и пьющий человек, служил резким контрастом Моррисси — вечно непонятого, сентиментального, уязвимого и отчужденного поэта-вегетарианца, творившего под явным влиянием англо-ирландского писателя и драматурга Оскара Уайльда.

Однако Моррисси, по внешним проявлениям представляя образ неуверенного в себе романтичного неудачника, также воплощал и гораздо более жесткую социальную позицию. Его острые, ироничные стихи с неоднозначным подтекстом порождали постоянные обвинения во всевозможных грехах, в том числе в британском национализме и расизме, на что, необходимо признать, были некоторые основания: Моррисси никогда не скрывал своего презрения к весьма популярной в то время рэгги-музыке и остальным «грязным» негритянским направлениям и активно поддерживал скинхедов. Эту позицию Моррисси также озвучил в ряде своих произведений (к примеру, «Panic»), которые имели немалый резонанс в подверженной экономическому неблагополучию и расовым волнениям Великобритании 80-х.

Все эти противоречия постоянно разъедали группу изнутри и, в конце концов, привели к ее распаду. Однако за пять лет своего существования группа успела выпустить четыре студийных альбома, плюс несколько сборников и множество синглов (далеко не все из них вошли в состав альбомов), которые попали в самую точку чаяний нестандартно мыслящей части английской музыкальной молодежи 80-х, а также установили образец, систему координат для нескольких последующих поколений британских инди-рокеров. По меткому выражению одного критика, весь брит-поп в 90-х годах делали ребята, которые боготворили Smiths, но хотели быть похожими на классного, дружелюбного гитариста, а не на заумного, отстраненного, углубленного в собственные комплексы вокалиста (Suede и Gene — очевидные исключения из этого правила).

Итак, Smiths образовались весной 1982 года, когда через общих друзей состоялось знакомство Джонни Марра и Моррисси. Оба уроженцы Манчестера, к тому времени они уже вращались в кругах, близких к музыкальному бизнесу. Стивен Патрик Моррисси (Stephen Patrick Morrissey, род. 22 мая 1959) в юности регулярно писал письма в музыкальный еженедельник Melody Maker, причем их часто публиковали, был также президентом британского фан-клуба группы New York Dolls и некоторое время пел в The Nosebleeds. Джонни Марр, настоящая фамилия Маэр (John Maher, род. 31 октября 1963) до этого оттачивал свое мастерство игры на гитаре в ряде малоизвестных манчестерских инди-групп (Sister Ray, Freaky Part, White Dice, Paris Valentinos), одна из которых чуть было не получила контракт на студии Stiff Records.

К концу года Smiths окончательно остановились на выборе названия, а также приняли в состав группы басиста Энди Рурка (Andy Rourke, род. 1963, бывший одноклассник Марра) и ударника Майка Джойса (Mike Joyce, род. 1963), и начали выступать. Концерты в манчестерских и частично лондонских клубах постепенно заинтересовали фирмы звукозаписи. Группа отклонила предложение лейбла Factory, остановив свой выбор для выпуска первого сингла на Rough Trade. Сингл «Hand in Glove», содержавший завуалированные намеки на гомосексуализм, хоть и не прорвался на заметные позиции в чарте, но выполнил главную задачу — привлек внимание прессы. Группа начала давать интервью, в которых Моррисси откровенно высказывал свои далеко не бесспорные и часто идущие вразрез с общественным мнением суждения, что также способствовало росту ажиотажа вокруг группы.

На рубеже 1983–84 года Smiths выпустили еще два сингла, «This Charming Man» и «What Difference Does It Make», занявшие в чарте 25-е и 12-е места соответственно. Прорыв в мейнстрим состоялся. Практически все последующие синглы группы становились хитами в Топ-30. Однако для записи альбома понадобилось две попытки и год времени: диск «The Smiths» вышел только в марте 1984; затянувшееся ожидание дебюта, однако, никак не отразилось на его продажах — альбом занял второе место в чарте. Первый полномасштабный релиз еще больше подлил масла в огонь — он содержал весьма неоднозначно воспринятые треки «Suffer Little Children» и «Reel Around The Fountain», из-за которых на Моррисси посыпались обвинения в том, что он якобы оправдывает жестокое обращение с детьми и их сексуальную эксплуатацию. Буквально через несколько месяцев вышел и диск «Hatful of Hollow», содержавший B-стороны, записи с радио-сессий и другой неальбомный материал — первый сборник такого рода, которых у Smiths будет еще несколько. Он также стал хитом в альбомном Топ-10.

В феврале 1985 увидел свет «Meat Is Murder», «программный» второй альбом, название которого отображало вегетарианские убеждения Моррисси. Диск содержал такие бесспорные шедевры как «How Soon Is Now?» и «Headmaster Ritual», он возглавил британский альбомный чарт и утвердил Smiths в качестве лидирующей инди-группы Англии. Успех команды вдохновил целый ряд последователей, некоторые из которых, в частности, James, The Housemartins и The Wonder Stuff, вскоре стали вполне самостоятельными звездами, оставившими заметный след в музыкальной истории Британии.

Между тем становились все более очевидными различия и трения между двумя основными участниками группы — Марром и Моррисси. В то время как первый вел классический образ жизни рокера, обзаведясь многочисленными друзьями и «растрачивая» свой творческий потенциал на выступления с другими музыкантами (в числе прочих, с Билли Брэггом и Брайаном Ферри), второй становился все более сложной и одиозной фигурой, принимая активное участие в политике и общественной жизни и пытаясь навязать свои взгляды остальным членам группы, чем немало их «напрягал». Однако принцип единства и борьбы противоположностей в случае со Smiths пока что срабатывал.

Третий альбом «The Queen Is Dead», благородный вызов истинно английской музыки всем «чужеродным» влияниям, наиболее жесткая и концентрированная работа группы, вышел летом 1986 года и стал для большинства критиков и фанов вершиной творчества Smiths. Вскоре группа отправилась во всемирный тур, в который с ними отправился на роли второго гитариста Крейг Гэннон (Craig Gannon, бывший участник Aztec Camera). По окончании тура коллективу был нанесен существенный удар — Марр попал в автокатастрофу, получил серьезные травмы и на длительное время оказался в больнице, а Рурк и Гэннон были уволены по причине пристрастия к героину. Рурк, однако, вскоре был восстановлен в группе.

Весной 1987 года свет увидели сразу два сборника синглов и неальбомных песен, «The World Won’t Listen» и «Louder Than Bombs» (соответственно #2 и #38 в британском чарте), второй из которых, по существу, являлся расширенной американской версией первого. Во время их выхода Smiths работали над четвертым альбомом, и группа неуклонно близилась к распаду. Джонни Марр стал особенно тяготиться своим детищем, утверждая, что ему стало тесно в группе, что Моррисси не желает исследовать новые музыкальные территории и препятствует участию Марра в сторонних проектах.

Тем не менее, работа «Strangeways, Here We Come», первый и последний случай сотрудничества группы со Стивеном Стритом в качества продюсера, была успешно закончена и попала в хит-парад альбомов на второе место. Возможно, она и не превзошла «The Queen Is Dead»по качеству, но оказалась не менее яркой и запоминающейся, чем любой из предыдущих дисков Smiths.

Еще за несколько недель до выхода «Strangeways, Here We Come» в октябре 1987 года, было объявлено о распаде Smiths по инициативе Джонни Марра. Причиной был назван «застой» в музыкальном развитии группы.

На прощание был выпущен еще сборник живых выступлений «Rank» (1988), который уже практически по традиции занял вторую строчку альбомного чарта.

Моррисси вскоре начал сольную карьеру, выпуская до середины 90-х записи, которые (surprise-surprise!) имели больше успеха в Соединенных Штатах, где сами Smiths были не более чем «широко известны узкому кругу любителей», нежели в его родной Англии. Он и сейчас остается успешным выступающим артистом.

Джонни Марр стал постоянным гитаристом известной альтернативной группы TheThe, параллельно участвуя в других проектах, самым известным из которых был Electronic, супер-группа, созданная совместная с его друзьями Бернардом Самнером из New Order и Нилом Теннантом из Pet Shop Boys, а также появляясь в качестве приглашенного музыканта на записях Talking Heads, Banderas, Бека и других. Наконец в 2001 году он собрал собственную группу Johnny Marr & The Healers совместно с басистом Алонзо Биваном (бывший член Kula Shaker) и ударником Заком Старки, сыном Ринго Старра.

Популярность The Smiths в Великобритании была и остается беспрецедентной. В 1992 году был выпущен сборник лучших вещей Smiths «Best: Part I», который вошел в чарт под номером один. История повторилась в 1995-м, когда сборник «Singles» занял пятое место. Все альбомы группы периодически переиздаются и неизменно попадают в Топ-40.

Ну а последователи Smiths в различных вариациях уже не первое десятилетие продолжают диктовать гитарную музыкальную моду Туманного Альбиона.

Источник: пресс-релиз

Группы: The Smiths

Комментирование закрыто