A Fire Inside: священный огонь

Первые шаги A.F.I. в музиндустрии, как и большая часть их еще относительно молодой биографии, прошли скромно и почти незаметно. Настолько же скромно, насколько сами они всегда были обуреваемы эмоциями, о чем свидетельствует их выразительное и совсем не случайное название — A Fire Inside. Этот внутренний огонь, который не смогли потушить ни случай, ни превратности судьбы, ни годы безвестности, и привел команду в конце концов к тому несомненному успеху, который она пережила в 2003 году с выходом шестого студийного альбома «Sing the Sorrow».

Активные сторонники возрождения панка, калифорнийцы A.F.I. (аббревиатура от A Fire Inside) первые признаки жизни подали еще в 1991 году. Четверо будущих участников команды тогда заканчивали школу в провинциальном городке Ukiah. В стартовом составе A.F.I. числились вокалист Дэйви Хэвок (Davey Havok), гитарист Маркус Стопхоулз (Markus Stopholese), бас-гитарист Вик (Vick) и барабанщик Адам Карсон (Adam Carson). Ни о какой славе речь тогда не шла, юные музыканты даже играть толком не умели. В их тихом городке не было никаких признаков сколько-нибудь активной музыкальной жизни, никакой андеграундной сцены. Все время слушать панк-рок и кататься на скейтборде в конце концов смертельно надоело. A.F.I. развлекали себя и городскую молодежь, устраивая концерты вместе с такими же начинающими командами на открытых площадках.

После нескольких месяцев репетиций из группы ушел Вик, которого заменил басист Джефф Кресге (Geoff Kresge). Десяток горячих местных концертов разогрел аппетит A.F.I., и они рискнули сделать несколько студийных записей (за своей счет, конечно). Первым был опубликован 7-дюймовый диск, на котором одна сторона была отдана A.F.I., другая — близкой по духу команде Loose Change (где в то время играл их будущий гитарист Джейд Пьюджет (Jade Puget)). Дистрибуция альбома сводилась к продаже дисков школьным товарищам и размещению нескольких десятков коий в местных музыкальных магазинах. Вскоре последовали еще несколько ЕР, в том числе «Behind the Times» (1992), и на этом первая часть истории A.F.I. завершилась.

Школа осталась позади, надо было становиться на ноги, определяться с профессией, и все четверо друзей разъехались кто куда, чтобы продолжить учебу в колледжах. До конца верен музыке остался только Джефф Кресге, который переехал в Нью-Джерси и начал играть в группе Blanks 77. Всем казалось, что у затеи под названием A.F.I. нет будущего. Но жизнь переиграла все по-своему. Снова встретившись во время рождественских каникул, ребята решили поджемовать по старой памяти и отыграть еще одно выступление. Принимали их настолько хорошо, что об этом стоило задуматься. Как признавался через много лет вокалист Дэйви Хэвок, выход на сцену — одно из лучших переживаний в его жизни: «Мы занимаемся этим уже очень давно и честно можем сказать, что ничего лучше этого для нас нет. Каждый вечер играть музыку, которую ты любишь, — да об этом можно только мечтать. Конечно, иногда чувствуешь себя неважно, иногда страшно устаешь, но я даже не представляю, чем еще мог бы заниматься в жизни».

Решение оставить учебу и посвятить себя целиком музыкальной карьере созрело как-то само собой. Так четверка Хэвок — Стопхоулз — Кресге — Карсон стартовала еще раз. Начались репетиции, наработка собственного репертуара. На формирование их вкусов, их характерного саунда оказали влияние многие команды, которые друзья слушали с детства: Germs, Black Flag, Bad Religion, 7 Seconds, Negative Approach, Jane’s Addiction, The Cure, Bauhaus, The Smiths, Rancid, Guns N’ Roses.

Пара синглов, изданных для возбуждения аппетита, действительно помогла им подписать контракт с лейблом Nitro. Лонг-плей «Very Proud of Ya» вышел в 1996 году. Быстрые хардкор-риффы, простые мелодии и тексты о разочарованиях и потере иллюзий (и вывод: «Я не могу стать частью вашего мира») — во всем этом, как писала пресса, было страстное желание передать живой драйв, но очень мало чего-то неповторимого, индивидуального. Это был уже второй альбом группы, а дебютный диск «Answer That & Stay Fashionable», первое издание которого прошло совершенно незамеченным, был еще раз опубликован через год. Тогда же, в 97-м, квартет подготовил свой третий лонг-плей «Shut Your Mouth & Open Your Eyes». По традиции релиз был поддержан большим гастрольным марафоном — на что другое, а на живое общение с публикой музыканты времени не жалели. «Важнее гастролей для нас ничего не было, — утверждает барабанщик Адам Карсон. — У нас и столько фанов появилось только за счет бесконечных туров. Первые лет пять мы давали сотни концертов, играли иногда для трех-четырех человек, мы боролись только за то, чтобы на нас обратили внимание. Мы выработали свою тактику: если на первый наш концерт приходило хотя бы два человека, мы приезжали в этот город, пока к нам не приходило 10 зрителей, потом 30, потом сотни и тысячи — мы упорно добивались, чтобы нас начали замечать». В 1995 году они провели свой первый всеамериканский тур и после этого по несколько раз в год пересекали с концертами Соединенные Штаты, как самостоятельно, так и на разогреве у Offspring, Rancid, Snapcase, Vandals и других команд.

В 1998 году атмосфера в группе перестала устраивать басиста Джеффа Кресге, его заменил Хантер (Hunter; экс-The Force). Когда из команды ретировался и гитарист Маркус Стопхоулз, A.F.I. пригласили Джейда Пьюджета, бывшего участника Redemption 87. Новый состав попробовал свои силы в студийной работе над ЕР «A Fire Inside» (1998), а затем взялся за полноформатный студийный альбом. Лонг-плей «Black Sails in the Sunset» вышел в 1999 году. Гитарная техника Пьюджета, который к тому же написал для альбома большую часть музыкального материала, значительно обогатила саунд группы.

Затем последовал EP «All Hallow». Именно с его появлением судьба группы круто изменилась: они впервые почувствовали, что такое успех и всеобщее внимание. Кавер-версия их композиции «Totalimmortal» в исполнении Offspring прозвучала в фильме «Me, Myself & Irene» и попала в плей-листы рок-радиостанций по всей Америке. Они так долго шли к этому, что с трудом привыкали к успеху. «Я не мог спокойно слышать — да и до сих пор не могу — когда наши песни звучат по радио, — признается бас-гитарист Хантер. — Я и сейчас с трудом осознаю, что наши треки попадают в радиоэфир только благодаря их качеству, меня продолжает удивлять все то хорошее, что с нами происходит. Мы добились этого своими силами, и честно говоря, я так и не смог до конца к этому привыкнуть».

Как всегда следуя насыщенному гастрольному графику, в поддержку «Black Sails in the Sunset» A.F.I. побывали со своими шоу в Канаде, объездили Европу, выступали в Японии. Несколько раз с успехом участвовали в Warped Tour.

Пятый альбом «Art of Drowning», с его извилистыми гитарными риффами и сокрушительной перкуссией, был готов в 2000-м. Среди новых песен особенно выделялись громогласные треки в духе панка старой школы «Ever and a Day» и «Of Greetings and Goodbyes». С его выходом возрождателям панка наконец улыбнулась коммерческая удача. «Art of Drowning» был первым альбомом, который отметился в нескольких американских чартах. В рейтинге Billboard 200, правда, ему пришлось довольствоваться малоприметным местом в хвосте списка. Зато в чарте независимых альбомов он поднялся на 33 строку. Хотя музыканты продолжали нащупывать новое звучание и меняться от альбому к альбому, их поклонников это никогда не отпугивало. «Мы всегда могли делать то, что считаем нужным, — рассказывает гитарист Джейд Пьюджет. — Нам неинтересно писать одну и ту же музыку. Гораздо интересней пробовать что-то новое. Это имеет огромное значение и для нас и для наших фанов. Для нас — потому что мы стремились сделать свой саунд не похожим ни на чей другой, для наших фанов — потому что им тоже интересно следить за нашими переменами и угадывать, в каком направлении мы будем двигаться дальше».

Одна из частей промо-тура застала команду на разогреве у группы Rancid. Когда квартет отправился в хэдлайнерский тур по Америке, музыканты с удивлением узнавали, что билеты на ряд их шоу, например в Детройте, были давно раскуплены.

В новом тысячелетии A.F.I. обнаружили глобальную общность интересов с Бутчем Вигом (Butch Vig; продюсер Nirvana и Smashing Pumpkins) и сделали вместе с ним ряд записей. В марте 2003 года группа в очередной раз в своей жизни дебютировала — на этот раз на лейбле-мэйджоре DreamWorks — с альбомом «Sing the Sorrow». Продюсеры очень бережно отнеслись к характерному саунду группы, сохранив воинственное ядро калифорнийского хардкора. Песни стали длиннее, а мелодии — разнообразней и привлекательней, обогащенные удивительными лирическими пассажами посреди привычного панковского напора и мрачной меланхолии.

И промоутерская помощь мэйджора, и продюсерская опека Бутча Вига (а также Джерри Финна), и исполнительская зрелость самих музыкантов принесли свои плоды. «Sing the Sorrow» стал самой успешной записью группы за всю их карьеру: Тор 5 американского поп-чарта, Тор 5 в канадском рейтинге и Тор 10 в интернет-чарте. Все три сингла с этого альбома, «Girl’s Not Grey», «The Leaving Song Pt. II» и «Silver аnd Cold», получили хорошую ротацию на радио и поднялись в тор 40 американского рок-чарта. Если за три года с момента издания предыдущего альбома «Art of Drowning» разошлось 160 тысяч его копий, то тираж «Sing the Sorrow» только за первые три недели превысил 165 тысяч.

С чем бы им ни приходилось сталкиваться в жизни, участники A.F.I. всегда оставались сами собой. «У нас никогда не было другого выхода, кроме как всего добиваться своими силами, — объясняет Хэвок. — Мы никогда не строили грандиозных планов и даже особо не надеялись на чью-то помощь. И благодаря этой рабочей этике, мы росли хоть и медленно, зато очень естественно. И если кто-нибудь вдруг начинает интересоваться, что мы сейчас делаем (будь то Nitro или DreamWorks или кто угодно еще), они понимают, что не смогут нас переломить, даже если очень захотят».

Источник: пресс-релиз

Группы: A Fire Inside

Комментирование закрыто