8

Пафнутий Кузюкян: «Я подумал, что сейчас сойду с ума и войду в анналы белорусской музыки»

Проект валторниста Пафнутия Кузюкяна Pafnutiy’s Dreams, играющий инструментальный нью-джаз, презентует на Ultra-Music дебютный альбом «The Sandman». Накануне презентации Пафнутий рассказал о том, как голландский сторож повлиял на рождение проекта и почему премьера состоялась именно 31 декабря.

Pafnutiy's Dreams

— Из обрывков интервью Михалка и Булатникова выходит, что ты ушёл из «Ляписа Трубецкого», чтобы заняться высоким искусством. Чем сейчас занимаешься, кроме Pafnutiy’s Dreams?

— Я играю в оркестре и считаю, что это самая нужная для моего организма опция. Мне это очень нравится, потому что, играя в оркестре, ощущаешь личность каждого композитора, его беспредельную гениальность. Осознаешь, как много может человеческая личность: в оркестре слышны все эти гармонии, нюансы. Это целый мир. А параллельно меня стали звать во всякие проекты. Причём в большинстве случаев я отказываюсь, потому что не понимаю, зачем я нужен. Я не хочу заниматься какими-то глупостями. Я отпихивался руками и ногами, но всё равно этих проектов много понабиралось.

— А как возник твой основной проект?

— Pafnutiy’s Dreams возник, когда Женя Колмыков предложил сыграть на альпийском роге перед «Ляписами» в Коктебеле. Я немного не понимал, что именно буду играть на нём. И подумал, что нужны ещё литавры и арфа. Но арфа же тяжёлая! А литавры прижились, и всё вылилось в пятнадцатиминутную композицию «Танцуй или умри». Макс Сирый помог смонтировать на неё клип. Эта пьеса полежала где-то полгодика, и мне стало немножко жалко, что всё это пропадает. А потом я был на гастролях театра в Голландии. Жили в лесу с оркестром, однажды искали там свой дом и нарвались на какого-то парня с дредами, который спросил, где мы находимся. Оказалось, что мы живём с ним в одном и том же месте — в переводе на русский оно называлось «Зелёные холмы». И этот чувак, который, оказалось, сторожит по ночам какой-то ресторанчик, нас повёз домой на пожарной машине. Мы сели на железные ящики и поехали. И вот всё сошлось: эта пожарная машина, «Зелёные холмы», парень с дредами. И как-то сам в руки запросился альпийский рог. К нему добавились литавры, клавиши и барабанная установка. Мы репетировали и записывались вчетвером: я, Роман Тябут, Роман Полещук и Сергей Буранов. Мы собрались два раза перед записью. А записали всё меньше, чем за двое суток. Потом я выбрал из того, что получилось, чуть больше сорока минут, и всё это выстроилось в единую концепцию.

— В чём заключается эта концепция?

— Я начал всё слушать, и родилась легенда о снах. Pafnutiy’s Dreams пытается проводить в переходное состояние между сном и реальностью, где теряется граница между ними. Погружаясь в дрёму, человек пребывает в особом пространстве, в котором и сны, и знания о реальном равноправны. Такое «состояние-место», где действуют собственные сложно объяснимые явления и образы. Здесь возможно всё, даже самое невероятное: переплетается прошлое, настоящее и будущее, мечты и знания, смелые догадки, мифы, страхи, надежды. Это «состояние-место», в котором мы иногда хотим задержаться или хотя бы попытаться зафиксировать его в пересказе, в литературе, в рисунке, музыке.

— Количество репетиций перед записью было минимальное. Прямо методы Майлза Дэвиса.

— Получилось так, что при том количестве музыкальных ориентиров, что есть в нашей жизни, копировать было некого. Хотя многие скажут, что там куча цитат. Но когда мы сводили звук, я спросил у звукача, на кого это может быть похоже, оказалось, что ни на кого. Голова была пустая. То есть ты просто идёшь и записываешь то, что играешь. Я думаю, что это то редкое, что бывает в жизни: всё сложилось одно к одному, всё само произошло, появилось неизвестно откуда. Когда мы записывались, то сутки провели на студии. И я проснулся в пять утра, а у меня в голове всё звучало одновременно. И я подумал: «Нифига себе попёрло! Вот сейчас ещё чуть-чуть оно позвучит, я сойду с ума и войду в анналы белорусской музыки». Но с ума я не сошел, и всё утихло через двадцать минут. Но это ощущение я запомнил. Теперь думаю открыть фонд поддержки гениев, потому что представляю, насколько тяжело быть таким человеком.

— Итоговым результатом ты доволен?

— Я буду постоянно не доволен чем то, это такой перфекционизм. Когда я прихожу в оркестр и играю Верди, я понимаю, что все эти «Грёзы Пафнутия» — детский сад. Но у меня нет ни амбиций, ни желания заработать. У меня есть желание встречаться с этими людьми, играть с ними. Когда ты не ставишь цели заработать, когда такой цели и быть не может, нет никаких ориентиров, вот тогда ты полностью расслаблен и делаешь то, что ты хочешь. Потому что так оно складывается. Мне кажется, в этом сильная сторона. Нет надрыва, желания что-то доказать, всего этого пафоса. Есть только творчество в чистом виде. У нас нет ни одного зазнайки, который хочет кому-то что-то доказать. Я вижу ответную реакцию: на все наши практически спонтанные концерты приходили люди, которых я очень уважаю. Они дослушивали до конца, хвалили — это для меня уже архиважно. Значит, я иду по верному пути. Потому что сам бы я не назвал этот альбом первым. Это ноль или минус один. Мы обозначили своё существование, и сейчас чешутся руки что-то делать дальше. Я примерно представляю ценность этой работы. В контексте белорусской музыки я могу сказать, что нам удалось сделать что-то такое, что здесь до этого не делали. Но, честно говоря, мне не хочется мыслить такими категориями.

— Ты специально ждал для презентации альбома конца года?

— Я хочу, чтобы альбом вышел именно 31 декабря. У меня нет детей, для меня Новый год — это время, когда нужно лечь спать до полуночи и избавиться от этой дурацкой суеты и мишуры. Я не собираюсь выкидывать лозунги: «Давайте не праздновать Новый год». Я считаю, что для детей это вообще самый важный праздник. Но зачем из себя выжимать что-то, если оно не выжимается? Это похоже на престарелых мужиков, которые ходят в стриптиз-клубы и пытаются там вспомнить свою молодость. Будут у меня дети — буду так зажигать на Новый год, что не снилось никому. И я думаю, что таких, как я, много. Для них эта музыка — то ли сон, то ли реальность, спокойная и убаюкивающая. Этот альбом как лекарство для крепкого сна.

Скачать

Автор: Александр Чернухо / Ultra-Music

Группы: Pafnutiy's Dreams

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com