4

Challenger Deep: «Продавать музыку словно продавать своё тело»

Минская группа Challenger Deep выпустила второй альбом «Irreversible» и презентует его на Ultra-Music. Накануне мы встретились с вокалистом Антоном, который предпочитает зваться Cox, гитаристом команды, его тезкой, и ударником Сергеем, чтобы побеседовать об идеальном звучании, продажности музыки и панк-вечеринке в Туле.

«Если тебе нужны бабки, мути лучше кавер-бэнд»

Cox: Мы планировали презентовать диск как раз накануне серии концертов в России, потому что иначе люди не успеют его послушать и выступления получатся не совсем удачными.

— Это будет тур в поддержку нового альбома?

Cox: Нет, это скорее мини-тур, говоря по-простому, мы отыграем у друзей. Да, мы планировали большое турне, но его пришлось отменить из-за некоторых финансовых проблем. Поэтому 10 апреля мы отправимся в Россию, а в сентябре вместе с группой Marie Chante — в Европу.

— В Европу? Беларусь тоже считается Европой.

Cox: Это, конечно, центр Европы, самая важная страна. Жаль, что мы были только в Гродно и Минске :) Нет, мы выступим в Германии, Франции, Чехии, Польше. Надеюсь, заедем в Бельгию, Словакию, Румынию. В июне поедем на фестиваль в Риге.

— Такое большое путешествие — заслуга вашего менеджера? Или его у вас нет?

Cox: Менеджмента у нас нет. Сейчас мы ведём переговоры с одним немецким лейблом. Но он выдвинул требование перенести релиз на ноябрь. Нас это не особо устраивает, потому что мы и так затянули с выходом…

Антон: …с апреля прошлого года.

Cox: Да. Это из-за проблем с составом. Если бы не изменения в группе, мы бы выпустили альбом ещё два года назад. Тогда он был бы реально бомбой. Сейчас же он для нас немного устарел, но я всё равно считаю, что как минимум для СНГ он будет актуальным.

Антон: И мы уже работаем над новым материалом.

Конечно, нам хочется найти менеджера, но чтобы он принял нас такими, какие мы есть.

Cox: Такую музыку, как нашу, сложно продать.

Антон: У нас нет дресс-кода или синхронного поведения на сцене. Но есть энергия, которую мы отдаём залу. Наш материал вживую звучит в миллион раз лучше, чем на записи.

Cox: И эта невозможность достичь нужного звучания расстраивает. Релиз звучит круто, фирмово, на уровне западных групп. Но задуманного не удалось достичь, пришлось пойти на компромисс. Хотя посторонние люди ничего не замечают. Все воспринимают музыку в целом. Никого не волнует, развели на 10 или 20 каналов, сделали на децибел громче или тише.

Антон: Это только у музыкантов такие загоны.

Challenger Deep

— А что случилось с предыдущим составом группы?

Cox: С нами играл человек, которого звали Дима. Можно просто Человек.

Антон: Человек Дима :)

Cox: Он был не очень ответственным, у него были проблемы с алкоголем и посещением репетиций. Последний раз, когда мы с ним играли, было совместное выступление с The Ocean. Тогда нам пришлось сократить сет-лист на четыре песни, потому что Диме было очень плохо. Он шёл на концерт, зная, что это очень ответственная задача, и всё равно отнесся халатно. Но мы всё равно не упали в грязь лицом.

Антон: К тому же он разошёлся во взглядах с группой. Дима хотел пойти на компромисс с массовым слушателем, нас же это не устраивало.

Cox: Пусть у нас будет только пара слушателей, но мы станем играть только то, что хотим. Мы не собираемся делать то, что пипл хавает… Может, я ещё не дорос, но когда я читаю в интервью с музыкантами, что они играют тупо ради денег, меня коробит. Я считаю, продавать музыку словно продавать своё тело.

Антон: Я думаю, что истинное удовольствие можно получить только от свободы самовыражения. Без ограничений типа «Это народ не поймёт, парень, давай проще».

Cox: Не поймите меня неправильно, я за то, чтобы любимое дело приносило прибыль. Например, за Enter Shikari не жалко заплатить кучу денег. Но я уверен, они никогда не говорили, что лабают только ради денег. Если тебе нужны бабки, мути лучше кавер-бэнд.

Антон: Мы относимся к своей музыке как к искусству и хотим, чтобы наше творчество было именно таким, каким оно является. К примеру, прежде чем Meshuggah достигли успеха, они 13 лет гнули свою линию…

Cox: А теперь их линию гнут.

Антон: Да, они достигли успеха, зарабатывают деньги, но не забывайте о 13 годах ожидания. У нас тоже есть это упорство. Мы не знаем, когда достигнем успеха, на следующей неделе или через 10 лет, но не собираемся останавливаться.

— Но чтобы достичь успеха, нужно донести своё творчество как можно большему количеству слушателей.

Cox: Да, но нам лень самим заниматься рекламой. Мой знакомый Иван Селищев из Wake Up Agency однажды сказал, что в плане менеджмента мы всё делаем абсолютно неправильно, тогда как в техническом плане нам нет равных. Это его слова, не мои :)

Мы больше заморачиваемся со звуком, светом, мелодией, чем тем, в какой паблик выложить фотки пьяного гитариста. В нашей группе новости обновлялись раз в месяц. Но после разговора с Ваней я осознал свою ошибку и спустя пять лет после основания группы стал что-то делать: записывать промо-ролики, готовить тизеры. Если бы не он, я бы вообще этим не заморачивался. По принципу «Завтра альбом — ну и пофиг».

— Кстати, о промо-ролике. Тяжело было его писать?

Cox: Это просто жесть.

Антон: У нас потом дико болели шеи. Дублей 30 сняли, наверное.

Cox: Нам повезло, что оператор работал ради кадров в портфолио, потому что его работа и аренда «крана» влетела бы нам в копеечку. Но он нас так за это измучил, пипец просто.

Сергей: Из множества дублей и фишек в итоге смонтировали одну минуту, куда вошла крошечная часть отснятого материала.

Антон: Например, наш вокалист упал, и камера снимала его 40 минут. А в конечный вариант ни одного кадра не попало.

— А как же снять клип и выложить его на YouTube?

Cox: YouTube сразу клипом не покоришь, если только ты не PSY. Конечно, видео мы снимем, но хотим сделать его качественным.

Антон: Не на уровне клипов в минском метро. Чтобы снять достойно, надо опять же финансы, оборудование и толковый человек.

Cox: Нет, человек есть, но он нам сказал, что для качественного продукта нужна качественная подготовка. Мы как поступили при съёмках тизера? Студию завесили чёрной тканью, вышли, в шортиках попрыгали, поиграли… Такое можно снять за день. А нужны сценаристы, свежие идеи. Не так, как сейчас модно: группа играет в лесу, а на заднем плане ходит загадочная босая девушка. Таких видео тысячи клепается, ёлки-палки. Можно сделать второсортный продукт, но для оригинального необходимы вдохновение, напор. Поэтому я не знаю даже, когда этот клип выйдет.

Антон: Мы хотим делать не то же, что и все.

Cox: Индивидуальность должна быть во всём.

— При записи альбома делали всё, что хотели?

Cox: Мы писались на студии у Дмитрия Микулича, который работал с Aillion и «Яnkey».

На финальной стадии мы немного разошлись во мнении со звукорежиссёром насчёт качества звука. Но тем не менее он выжал из нашего материала всё, что можно.

«Три года вылились в 50 минут»

— Вы обещали, что второй альбом будет более мрачным, чем первый. Как считаете, вы достигли поставленной цели?

Сергей: В альбоме получилось много жанровых ответвлений.

Антон: Он экспериментальный и не выдержан в одном настроении. Есть и позитивные, и мрачные фишки.

Сергей: Альбом собрал все годы работы над материалом. Три года вылились в 50 минут.

Антон: Мы начали писать альбом 17 октября 2012 года и закончили в 2014-м.

Cox: Наш материал не относится к какому-либо определённому жанру. Хотя мы ставим теги «пост-метал», «сладж», «пост-харкор», у нас нет монотонности в звучании. Наши треки то нарастают, то утихают. Вначале может быть месиво, затем — спокойная часть, и неожиданно — рубилово. Я считаю, что мы написали нестандартный материал. Но всегда найдутся умники, которые скажут: «Да не, вы не играете в этом жанре, это всё…»

Антон: Стоунер-рок?

Cox: «Это всё говно».

— Как получилось, что, будучи молодой командой, вы успели отыграть с группами мирового уровня: The Ocean или Amia Venera Landscape?

Cox: Не без участия друзей из Wake Up Agency. Наш первый серьёзный концерт был как раз с Amia Venera Landscape. До этого я выступал только на благотворительном концерте и на каком-то конкурсе, где призом служила бесплатная запись. Мы же все тогда были бомжами. Первый альбом записали за два часа. И вокал за три. А тут Селищев нас пригласил, потому что не было больше никого, кто играл бы в подобном жанре. Мы выступили, а буквально на следующей неделе нас анонсировали с Devil Sold His Soul.

Мы постепенно стали набирать обороты. А ведь поначалу давали концерты раз или два в полгода. Представляешь, когда в первый раз выехали за границу, то выступали на кухне! Это была «американская» вечеринка в Туле. Что значит «американская»? Это когда ты поёшь, кидаешь в окно третьего этажа «козу», а тебе снизу с пивком в руках её возвращают. Если отбросить факт, что дом выглядел типичной совковой дачей, это была панк-рок вечеринка, как в клипах Sum41. Так что мы играли в каких-то гаражах, на реп-точках, а потом раз — и вышли на сцену Re:Public. Мы ведь даже не знали, как себя вести! Первый блин получился комом. На Devil Sold His Soul я был очень скован. А потом после концерта стали подходить люди с просьбой дать автограф, а я никогда таким не занимался, мне лучше с человеком выпить и поболтать, чем подписать диск. «Ну, на тебе!» :)

Помню, как мы отправились в гастроли со шведской группой Amalthea. Мы отыграли с ними в России, потом они уехали в Швецию, а мы продолжили концертировать дальше с Marie Chante. Первые три концерта прошли хорошо, а потом начался панк-рок :) В Харькове нас подвела организатор, и в клуб размерами с Re:Public пришло всего 30 человек! Но зато среди тех трех десятков слушателей мы завели такие знакомства, что потом нас позвали на большой фестиваль в Ужгород. Вместе с нами выступало 25 атмосферных команд, все из Европы, пара только из Украины и России. Было очень круто.

— Мечтали ли вы о таком, когда основали группу?

Cox: Я собрал команду, чтобы играть музыку, которая нам нравится. Ведь у нас все пишут песни, не бывает такого, что один пашет, а все остальные стоят и кивают головами. И нам посчастливилось, что мы практически сразу выступили с Amia Venera Landscape. Не всем так везёт. Многие команды очень талантливы, но их не замечают. Какие бы шедевры ты ни писал, если не будешь давать о себе знать хотя бы раз в три месяца, никому не будешь нужен. Поэтому мы будем регулярно публиковать новости о том, что мы живы и развиваемся. А если нам перестанет нравиться то, что мы делаем, то просто-напросто распустим группу.

Концертная презентация альбома «Irreversible» состоится 18 мая в клубе Re:Public. Вместе с Challenger Deep выступят группы Nebulae Come SweetMarie Chante и Parom.

Автор: Тома Колос / Ultra-Music

Группы: Challenger Deep

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com