Пациент жив

Недавно собрался очередной круглый стол, посвящённый проблемам музыкальной критики и журналистики. Краткое изложение разбора полётов было опубликовано на сайте Kyky.org, а полная версия вот-вот должна появиться в министерской газете «Культура». Так ли всё плохо на самом деле?

Читать пространные рассуждения о том, что белорусская музыкальная журналистика умерла, на самом деле очень смешно. В Беларуси функционирует три специализированных ресурсов — Experty.by, Tuzin.fm, Ultra-Music.com — это уже больше, чем в любой из соседних стран. Среднемесячная посещаемость самого популярного — 80–90 тысяч человек. Подчеркну — эти три площадки ежедневно обновляются. Это не файлохранилища, не фотогалереи, а полноценные информационные площадки, каждая из которых занимает свою нишу. Есть ещё узкоспециализированные ресурсы о метал-музыке: BelMetal.org, Metalscript.net, Hitkiller.com.

Кроме того, разделы, посвящённые музыке, есть на других интернет-площадках страны: ежедневно генерирует контент музыкальная редакция «Еврорадио», тексты о музыке появляются на сайтах Kyky.org, 34mag.net, относительно часто новости выходят на порталах Onliner.by и Tut.by. Музыкальные обзоры и репортажи появляются в периодике — практически в каждом глянцевом журнале есть колонки с обзорами альбомов, регулярно пишет о музыке «БелГазета», много внимания сфере уделяется в газете «Культура» и журнале «Мастацтва». На радио «Рацыя» выходит авторская передача Виктора Семашко «Кракатук», на телеканале ОНТ появился проект «Легенды.Live», на «БелМузТВ» — программа «Rock Stars». Простите, если кого-то забыл.

Можно сколько угодно спорить о качестве этих сайтов, передач и проектов (это в первую очередь дело вкуса), но говорить о смерти музыкальной журналистики странно как минимум. То есть в Беларуси создается достаточное количество информационных поводов для того, чтобы функционировали и развивались все вышеперечисленные проекты. Что такое музыкальная журналистика? По сути, она ничем не отличается от журналистики в целом: есть информационное поле, есть локальный контекст, с которым работают журналисты. Повторюсь: информационных поводов в сфере достаточное количество. За год выходит около двухсот альбомов, записанных белорусскими музыкантами, известные и не очень местные группы регулярно дают концерты, снимают клипы, выпускают новый материал, подписывают контракты с лейблами, ездят в туры, и они готовы об этом рассказывать. И это не считая концертов зарубежных групп и исполнителей.

Странно, но музыкального журналиста часто приравнивают к критику, хотя понятия эти очень далеки друг от друга. Музыкальная критика — это, по сути, искусствоведение, глубокий анализ произведения. И… она не может быть популярной и востребованной в Беларуси. Почему? Во-первых, критика рассчитана на подготовленного читателя, разбирающегося в общемировом музыкальном контексте, истории музыки и прочих нюансах. То есть она подразумевает определённую интеллектуальную планку. Людей, которые действительно способны эту планку выдержать и которые имеют право величать себя музыкальными критиками, в Беларуси можно пересчитать по пальцам одной руки (вероятно, и этого будет много). И, если бы качественная музыкальная критика в Беларуси была поставлена на поток, мы бы получали одну-две положительные рецензии в год максимум, а те самые критики считались бы мизантропами и маргиналами.

То, что часто принимают в Беларуси за музыкальную критику, является, по сути, колумнистикой — журналисты, которых по каким-то причинам читают, к мнению которых по каким-то причинам прислушиваются, описывают свои впечатления от услышанного, при этом делая скидку как раз на локальный контекст: принимают во внимание особенности рынка, общее состояние сферы. Считать их критиками не нужно, да и они, как правило, себя таковыми не считают: это авторские мнения, позиция, за которую эти люди (если, конечно, это реальные люди, а не выдуманные персонажи), несут ответственность. В первую очередь цель музыкального журналиста — предоставить читателю интересный текст. Да, журналист работает для своего читателя. Он не должен думать о том, обидит ли он кого-то своим материалом. Единственное, о чем он должен заботиться, — это грамотное изложение фактов. Если фактология не нарушена, а количество просмотров держится на приемлемой для ресурса отметке, журналист всё делает правильно. То есть давайте станем называть то, что сейчас называем рецензией, авторской колонкой. И это многое расставит на свои места.

Критика (в популярном значении слова) воспринимается в штыки всегда и везде. Это нормальная реакция музыкантов, работу которых оценили не очень высоко, или фанатов группы, когда текст не совпал с их мироощущением. И это вполне нормально, так и должно быть. Всё просто: журналисты не хвалят группу, А, потому что она, на их взгляд, делает слабый материал, но хвалят группу Б, потому что она делает его интересным и качественным. Вы можете соглашаться с этим или не соглашаться, не читать тексты этих журналистов или спорить с ними после прочтения.

Как правило, так и происходит. Споры ведутся, тексты комментируются и собирают тысячи просмотров. После этого говорить о том, что музыкальная журналистика (или критика) в Беларуси умерла, как минимум странно. Пока в стране есть востребованные музыканты, будет здесь и музыкальная журналистика.

Автор: Александр Чернухо / Ultra-Music

Фото: polit.pro

Ваш комментарий

Войти через Вконтакте Войти через Facebook

Если у вас возникли проблемы с авторизацией, сообщите нам на support@ultra-music.com